oxymona (oxymona) wrote,
oxymona
oxymona

The Revival (2)

Начало здесь

Чать 2










Давным-давно, когда горы еще были долинами, а долины были морями, когда Си-эрра еще не была Си-эррой, а лишь безымянной платенткой, коих тысячи тысяч, миллионы миллионов, а брахи, жившие на ней и знать не знали ничего о птери, тейлери и девори, в одной деревеньке на краю мира упал с неба метеорит. Три дня и три ночи он пролежал на одном месте — остывал, ибо был раскален добела, - а после раскололся надвое и явилась миру прекраснейшая дева.

Стан ее был тонок, кожа — бела точно первый снег, а волосы — цвета воронова крыла развевались шелковым водопадом. Глаза ее были цвета ночи — глубоки, темны как мятежная вода, а уста, точно лепестки роз — нежны и прекрасны. Голос ее был... тут никаких особенностей, голос как голос. Но и чувство юмора у нее было богатое и разнообразное! А еще под бровью у нее была родинка...


  • Стоп-стоп, она же себя описывает! Так не честно! Ай-ку, не ври! Си-эрра была не такой, говори правду! - возмутился кто-то из птери.


Большая часть мужского кадетства академии собралась во дворе под раскидистым дубом вокруг Ай-ку и слушала ее байки. Вот уже две недели из четырех, которых брахи должны были провести перед инициацией в академии, она мотала всем преподавателям нервы (а так же своим коллегам по учебе) а вот инициированные ранее кадеты-птери в ней души не чаяли. И собирались вокруг нее всякий раз, точно пчелы летели на мед. И кружили, жужали толпой, заглядывая остроязычной девушке чуть ли не в рот.

Ай-ку полностью поправилась и больше не пугала болезненной зеленью лица и темными кругами под глазами. Теперь ее кожа и правда отливала белизной, волосы струились шелковыми волнами иссиня-черного цвета, глаза искрились здоровьем и родинка под бровью имелась самая настоящая. Она-то и манила к себе всех до единого кадетов-птери, чем сильно раздражала своих брахи и всех преподавателей разом. Особенно Д-ргана.

Но это совершенно не мешало ей собирать вокруг себя аншлаги: птери мужского пола притягивались к ней как магнитом.


  • Да какая разница! - возмутился кто-то из благодарных слушателей. - И вообще, вам почем знать как она выглядела? Может именно такой она и была, а летописи врут! Ее же описывали такие же брахи как и Ай-ку!


  • Итак, - терпеливо выдержав паузу, заполненную перебранкой старших курсов, продолжила Ай-ку, - трое красных молодцев пожелали взять ее себе в жены. Но не так проста была та дева. Станом тонка, да нравом строптива. Не видела она средь молодцев равного ей по красоте и силе. И пожелала она, чтобы изменились они и из обычных брахи превратились во что-то большее, лучшее.


  • Слышь, малявка, там разве трое было ухажеров? - перебил кто-то из старших.


  • Заткнись, это же вольная интерпретация, - прошипел кто-то.


  • И разделились мнения обычных брахи насчет того, как же им достичь этих изменений, - невозмутимо продолжала Ай-ку. - Один решил принять сильнейший яд, считая, что тот модифицирует тело. Второй считал, что изменить себя можно только пройдя через невиданные муки — он решил истязать себя пытками. Третий же решил заглянуть в себя самое и найти там источники сил.


  • Что?! Какой бред! - перебил всех присутствоваший тут же П-чек.


Он пользовался у Ай-ку особой извращенной популярностью и от этого страдал: старшие ненавидели его за это, а сама Ай-ку бесила со страшной силой. Она все так же называла его этим идиотским прозвищем и похоже, что приклеилось оно к нему намертво, ведь теперь и старшие птери звали его так. Эта ненормальная постоянно напоминала ему о его слабости. В их группе П-чек и прадва был самым слабым, даже слабее Ле-чи, и лишь Ай-ку уступала ему в силе. Но ее это похоже ни капли не трогало, а вот самого П-чека это бесило.


  • В медитации ваше спасение, дети мои! - провозгласила Ай-ку подняв вверх указательный палец.


  • Вот сама и медитируй, - огрызнулся П-чек. - Хотя сомневаюсь, что тебе даже пытки помогли бы!


  • В этом мы с тобой на равных, Прыщик, - покладисто согласилась Ай-ку, тут же подстегнув ненависть парня.


  • Ай-ку, не обращай внимания на этого идиота, продолжай! - тут же активизировались старшие птери.


  • Итак, один из брахи, влюбленных в деву невиданной красоты, принял яд. Три дня и три ночи он лежал без памяти, метался в страшных муках, погибал, измазанный в собственных нечистотах, ибо семья отвернулась от него из-за его выбора и никто-никто не ухаживал за ним в те страшные часы мук и предсмертной агонии. На четвертый же день он встал. Внутри все трепетало — силы переполняли его и просились наружу. Он чувствовал удивительную легкость в своем теле и, оглянувшись, увидел прекраснейшие крылья за своей спиной. Увидев его, Си-эрра восхитилась его красотой и нарекла его птери.


  • Она пошла за него? - спросил кто-то из крылатых.


  • Нет, он все еще казался ей слишком слабым и не достойным подобного божественного брака.


  • Что с другими случилось? - поторопил кто-то из птери.


  • Второй брахи решил истязать себя страшными муками, ибо только в муках познается истинная сила любого брахи. Он нанял трех лучших палачей, что истязали его день и ночь без отдыха и перерыва трое суток. И на четвертые, когда казалось, что все кончено, брахи преобразился!


  • Он тоже стал птери?


  • Он стал больше и сильнее, кожа его потемнела, крылья были черны как ночь, из головы росли кривые рога, а длинный тонкий хвост был увенчан опасным шипом. Он убил своих палачей одним махом этого хвоста и после потправился к Си-эрре. Увидев его, восхитилась дева его силе, но ужаснулась черноте его души. Нарекла его девори и отказалась идти за него замуж. В порые гнева он уничтожил селение и всех брахи убил одним мановением своего крыла, но расположения прекрасной девы не вернул себе.


  • Я думал, из всех брахи тогда получились птери, - сказал кто-то неуверенно.


  • У Ай-ку интерпретация куда интересней, - возразил кто-то. - И пусть, что выдуманная, зато куда более логичная. Что дальше было?


  • Третий брахи медитировал тридцать три года в отдаленной пещере на дне глубокого моря, где никто не мог его найти. В своей глубинной медитации он так погрузился в себя, что отыскал истинные силы брахи. Он взращивал их своей любовью и добром, какое только имел в своем сердце и однажды, как и его братья, проснулся совершенно иным. Кожа его светилась силой, крылья туго звенели за спиной, пушистый хвост метался из стороны в сторону, а сила мысли могла двигать горы. Увидев его, Си-эрра оттаяла. Сердце ее затрепетало от восторга и, бросившись к нему, она готова была отдаться.


  • У-у-у-у! - заинтригованно загудели птери.


  • Но остановил ее нарекший сам себя тейлери и отстранил от себя прекрасную деву. “Гордыня ведет тебя,” - сказал он ей. - “А я вижу ее в тебе и не могу закрыть на это глаза. Не любовь ко мне ведет тебя, а алчность. Так уходи же прочь, недостойная!”


  • Что?! - взвыли все собравшиеся хором.


  • Заплакала Си-эрра, но уступила прекраснейшему тейлери. И ушла, оставив по себе лишь имя свое в назидание векам поколений, - изрекла Ай-ку и коротко кивнула подбородком: - Конец.


Возмущенные подобной трактовкой птери расходиться не спешили — обсуждали услышанное и возмущались столь легкомысленно попранным заветам. Но Ай-ку больше не намерена была оставаться в их компании, поэтому просто ускользнула, не остановленная, тем не менее, никем из птери.


  • Ты подняла сильную муть со дна, - упрекнул ее стоявший в стороне Д-рган. Не замеченный никем, он слушал этот рассказ от начала и до конца. - Зачем? Эту версию давно никто не рассказывает.


  • А что может быть интересного в версии “и все они стали птери, но до богини не дотянули, поэтому она поднялась на самую высокую гору Си-эрры и оттуда наблюдает за миром, ожидая прихода настоящего суженного?!” Эта хоть объясняет почему все так вышло. И почему были не только птери, но и девори с тейлери.


  • Девори — не истинные брахи, это ошибка природы!


  • Тогда тейлери — тоже ошибка, - парировала она.


На скулах его заиграли желваки, потемневшие от гнева глаза попытались просверлить в ней дыру. Ай-ку как всегда отреагировала по-своему:


  • Сколько отжиманий? Или кругов? Ей-ей, у вас явно личный план по отношению ко мне! Может, вы хотите, чтобы я прошла инициацию и стала птери?


  • А ты разве этого не хочешь? - в бешенстве прошипел он и о, чудо! - Ай-ку вдруг задумалась. - Зачем ты здесь? Для чего? - тут же надавил он.


  • Врать не буду, - вдруг совершенно благоразумно сказала девушка, словно он и правда достучался до ее разума, - птери мне не стать...


  • Пришла бы через пару лет, глядишь, твои энергетические потоки усилились бы к тому времени.


Почему-то рядом с ней он не мог долго сердиться и смягчался всякий раз как эти темные живые глаза проходили по его лицу. Вот и сейчас он уже забыл о том, что так выводило его из себя и уговаривал ее, словно и правда хотел чтобы она стала птери. Птери, как он...

И снова, лишь когда она ушла, Д-рган вспомнил о том, что она так и не ответила ни на один его вопрос, оставив после себя лишь гнетущее чувство диссонанса. Она и ребенок, и взрослая. И глупа, и подозрительно много знает. Все это обернуто в шелестящую пеструю обертку шутки, но начинка так тяжела, что горечь от нее долго еще не сходит с корня языка.

Б-ркун из рода Мудрых, преподаватель теории инициации и по совместительству инспектор приемной комиссии сидел за столом у аппарата, сканировавшего энергетические потоки новобранцев, и убористым почерком вносил данные в одну из карточек. Окно было открыто, но несмотря на это, в комнате было душно и пахло мужским потом. Кого-то из брахи проверяли несоклько минут назад и теперь Б-ркун заполнял карту данных.


  • Что тебе, птери-рэ? - спросил он у вошедшего.


Похоже, он был слишком занят, раз даже не встал при появлении старшего. Да и почтительностью его вроде бы и учтивый вопрос не отличался.


  • Я много твоего времени не займу, брахи-рэ, - небрежно сказал Д-рган. - Скажи где найти карту данных кадета брахи-су Ай-ку и я оставлю тебя в покое.


  • Там поищи, птери-рэ, - не глядя махнул на стеллаж с папками Б-ркун. - У меня здесь полный завал. Следующий набор только штурмом еще не брал.


Наборы случались раз в пол года, но любой брахи мог прийти в любое время, пройти проверку и записаться в очередь, поэтому работы Б-ркуну хватало всегда. Делая скидку своему коллеге, Д-рган сам прошел в указанном направлении и, покопавшись немного в стойке с картами новеньких, выудил нужную.


  • Верну позже, - кивнул он на папку.


  • Да хоть никогда, - проворчал Б-ркун, глядя в свои записи.


Здесь никто не любил Ай-ку, но тем не менее, все птери от младших до старших курсов кружили над ней как ястребы над добычей.

В своем кабинете он долго стоял у стола, держа папку за один конец. Он смотрел на нее как на бомбу замедленного действия, хоть и понимал, что от той толщины, что была зажата меж его пальцев, многого ожидать не стоило. А от того, что не было у нее рода, не узнать было о ней ничего подробного. И все равно он чего-то ожидал. Каких-то ответов на тот миллион вопросов, которым обросла ее личность всего-то за две недели. И знал, что не получит их, но все равно надеялся.

В папке три стандартных листа, исписанных убористым полупонятным почерком Б-ркуна — все, что он смог добыть от нее на аппарате, - и снимок. И больше ни слова. Если бы был род, они бы знали о ней все, вплоть до десятого колена. Род был бы ее документом, ее личностью, ее самыми важными сведениями. Но не было рода и не было ни имени, ни возраста, ни образования. Никто не писал ее историю, никто не потрудился внести ее в единый реестр всех си-эррян. Ребенок, от начала и до нынешнего дня, сделавший свою жизнь исключительно своей и ничьей больше. У си-эррян так не принято, но и подобные исключения встречаются. Беспризорники, детдомовцы, потерянные и найденные дети, жившие половину своей жизни где-то вне цивилизации. Ее историю творил бы ее род, но его не было и не было у Ай-ку никакой истории. Были только спутанные слабые энергетические токи, сжатые и истерзанные в основных точках.

У здорового и вступившего в половозрелость брахи энергетические токи шли ровными линиями от головы до ладоней и стоп, расходясь по телу отдельными лучами. Источником всегда были самые сильные точки — голова, средостение, малй таз. Линии пересекались с этими точками и усиливались, отходя к ногам и рукам, к лопаткам, откуда у птери могли вырасти крылья. Сила для этого могла идти от головы, от сердца или от паха, или от всех трех точек, как это было у Д-ргана. И в последнем случае птери становился очень сильным и выносливым. Если же в ициниации брала участие только одна точка, петри выходил слабым. Последнее время только такие птери и получались после инициации.

У нее не было ни одной сильной точки — ни голова, ни сердце, ни пах. Те линии, которые все же каким-то образом протянулись от этих точек к конечностям, были чрезвычайно слабы, едва заметны, едва уловимы. Так же глаз его наметанный на подобных снимках, уловил странное свечение в районе лопаток. Крыльями это не назвать, но что-то там было. У неинициированных брахи он такого не встречал. Но девушка проходила сканирование в состоянии крайнего алкогольного отравления. В таком состоянии тело могло дать любой возможный сбой. Следовало бы сделать снимок повторно, но не сейчас. Д-рган планировал провести исследование перед самой инициацией повторно. Что-то толкало его на подобный ход и он все же надеялся, что это профессиональное чутье, а не необьяснимое ничем желание видеть ее в роли птери. “Шанс есть у каждого,” - говорила их вера. И он хотел в это верить.

Птери одного из старших курсов легко парили над тренировочной площадкой. Их тренер птери-рэ Д-рган, сердито покрикивал на отстающих, но со стороны деревьев не было слышно что конкретно он втолковывает своим кадетам.


  • Ах, хотела бы и я скорее получить такие крылья, - вздохнула Ле-ча, прижимая руку к груди.


  • Еще неделька — и будет тебе парочка серебристых крылышек, - небрежно бросила Ай-ку, лениво поглядывая в сторону тернирующихся и с хрустом потягиваясь.


  • Красавчики, - вздохнула Ле-ча. - И чего ты их отталкиваешь от себя? Я бы не стала.


  • Будут у тебя крылышки — будешь ты популярной.


  • Но тебе удается и без них, - завистливо протянула девушка.


Ай-ку на это лишь скривилась и подавила зевок.


  • Потрогать бы, - вздохнула Ле-ча, все еще пытаясь вызвать Ай-ку на откровенный разговор о парнях и прочем. - Вчера я словила птери-рэ Д-ргана в коридоре и попросила показать крылья.


  • И? - не слишком-то заинтересованно спросила Ай-ку, глядя в сторону парка. Похоже тренировка мускулистых крылатых красавчиков ее совсем не интересовала. Глаза у нее были сонными, а движения — вялыми.


  • Он отказался, ясно же! - поморщилась Ле-ча. - И почему они всегда отказываются?


  • Потому, что это слишком интимно, - раздраженно сказала Ай-ку. - Показать крылья вне боя... А дать потрогать — это сродни заняться сексом.


  • О, богиня, что ты говоришь?! - залилась краской Ле-ча.


  • Правду и ничего кроме правды, - пожала плечами Ай-ку и, позевывая, сорвала травинку. - Лучше тренируйся больше. Потенциал у тебя хороший, а вот мышцы ни к черту. Сама же знаешь, крылья — это не только сила. Она плотно вплетена в твое тело и без мышечной силы не вытянет тебя в воздух. А перевоплощенному брахи нужно очень быстро встать на крыло, иначе эта возможность будет утеряна и птери станет недо-птери. Кому такое нужно?


  • А ты? - тут же переключилась Ле-ча. - Я вот все понять не могу, зачем это тебе нужно?


  • Ни один брахи не делает что-либо без определенной цели, - пожала плечами Ай-ку и Ле-ча, подождав еще немного, так и не добилась прямого ответа. Как всегда.


  • Иногда мне кажется, что ты куда старше меня. Тебе восемнадцать, но иной раз даже в свои двадцать три я не могу понять тебя, Ай-ку.


  • Жизнь старит брахи, - зевнула Ай-ку.


  • Ты не выспалась? - подозрительно покосилась на ее Ле-ча.


  • У меня, знаешь-ли, есть некоторые проблемы со сном.


  • Что так? Кошмары?


  • Кошмары, - иронично фыркнула Ай-ку. - Жизнь, знаешь-ли, тот еще кошмар...


  • Ну да, - по-своему поняла ее слова Ле-ча, - ты ж детдомовская. Наверное хочешь зацепиться в Академии на ближайшие четыре года, чтобы не возвращаться в детдом?


  • Мысль не лишена смысла, - усмехнулась Ай-ку. - И не будем разрушать ее дальнейшим развитием, - она вдруг выпрямилась и повела головой так, словно почуяла что-то важное.


  • Тебе ведь нравится Д-рган? - быстро спросила она, приподнимаясь с травы.


  • Птери-рэ Д-рган, - укоризненно поправила щепетильная Ле-ча. - Да, Ай-ку, он мне нравится.


  • Тогда у тебя есть шанс, - быстро сказала Ай-ку, вскакивая и отряхивая штаны. - Не упусти!


И быстро крылась в густой тени парка. Ле-ча повернула голову к тренировочной площадке и увидела приближающегося к ней птери-рэ Д-ргана. Лицо его было мрачно-озабоченным.


  • Птери-рэ...


  • Ты была здесь одна, брахи-су? - быстро спросил он, оглядывая парк выше ее головы.


  • Н-нет, но Ай-ку ушла...


  • Так и думал, - мрачно сказал он и перевел темный взгляд на девушку. - Она все время избегает меня!


  • Но... - Ле-ча хотела как-то привлечь его внимание к себе, но и этот птери, к сожалению, заинтересован был лишь в обществе Ай-ку.


Правда, у Д-ргана в отношении девушки были не совсем те планы, что у других. Он хотел затащить ее на сканер, а та, словно почувствовав это, избегала его. Он никому не сказал, даже словом не обмолвился, а она словно мысли прочитала и специально избегала его чтобы не попасть на повторное сканирование.

Да, это было не самым приятным занятием, ведь энергетические потоки чужеродного сканера сильно нарушали гармонию собственных, но только так возможно было узнать о потенциале брахи. Да, неприятно, но не настолько, чтобы избегать. Или почему еще она это проворачивает?


  • Она ведь была только что здесь? - уточнил Д-рган.


  • Да, ушла прямо перед вашим появлением, - растеряно доложила Ле-ча.


  • Что сказала? - строго спросил он.


  • Что... - Ле-ча запнулась.


  • Отвечай, брахи-су!


  • Свой уход она ничем не объяснила, она ведь такая странная... Просто вдруг встрепенулась и сбежала.


  • Да уж, странная, - проворчал Д-рган, расправляя крылья.


Ле-ча так и ахнула: за широкими плечами этого во всех смыслах удивительного птери развернулось два огромных в его рост серебристых крыла. Д-рган повел плечами, разминая мышцы, взмахнул этими полу-призрачными, полу-настоящими крыльями и, обдав Ле-чу теплым порывом ветра, взлетел сразу на пару метров вверх.

Девушка далеко не сразу поняла, что это не для нее происходит демонстрация крыльев и их возможностей, просто птери-рэ Д-ргану надоело гоняться на своей кадеткой и он решил настигнуть ее с воздуха.

Вот уже пол часа как Ай-ку сидела под кустом в парке и не дыша наблюдала за наворачивающим круги в небе птери. Тот словно коршун хищный кружил в небе, выискивая жертву. Жертва притаилась и впервые за всю эту кампанию не до конца понимала как теперь быть. Повторное сканирование делать было никак нельзя, а птери-рэ по всем вероятностям сдаваться не собирался. Ох и упрямый же был этот птери! При чем, во всем! Даже в собственных убеждениях. С этим бороться вообще не получалось, поэтому она и действовала в обход. Но сейчас... как обойти его сейчас?..

Приняв наконец более или менее приемлемое решение, она вышла из-под кустов. Птери-рэ спикировал на полянку и слишком резко приземлился, заслужив этой поспешностью резкую боль в ноге. Желание разговаривать по-хорошему тут же покинуло его голову и сердце.


  • Какого черта ты избегаешь меня и пропускаешь мои занятия, кадетка?


  • Избегаю?! - она пытливо склонила голову на бок и посмотерла на него с любопытством. - О, нет, вы не так поняли! У меня просто были критические дни и...


  • И все они припали на мои занятия? - перебил он, пряча крылья за спиной и отмечая тот факт, что они совершенно не взволновали брахи, так настойчиво желавшую стать птери. Это было необычно.


  • Стало быть так, - покладисто согласилась она. - Похоже, что мои приступы каким-то образом ориентированы на ваше кислое лицо. Вот и сейчас, - она как будто немного согнулась и рукой коснулась живота.


  • Прекрати этот балаган! - взревел он, делая к ней широкий шаг, но девушка не остутпила, так и осталась стоять на месте, явно впустив его в свое личное пространство — так близко он подошел.


  • Птери-рэ, как я могу?.. я ведь всего-лишь слабая и беззащитная си-эррянка... Я не в силах... прекратить свою натуру.


Он сжал кулаки, готовый... Д-рган дернулся, смогрнул, ощущая как проступает сквозь кожу боевая ипостась птери и тут же купировал приступ ярости. Нет, она ведь специально делает это, уводя его от темы! Он даже усмехнулся сделанному открытию и все же вернул неприкосновенность ее личному пространству, отступив на шаг.


  • Тебе нужно еще раз пройти обследование на сканере.


  • Зачем? - тут же, не переваривая полученной информации, как будто и до этого знала о том, что он скажет, вклинилась Ай-ку.


  • Возникли некоторые... вопросы, - попытался выкрутиться Д-рган и сам почувствовал фальш в своем голосе.


  • Какие еще вопросы? - прищурилась слишком чувствительная к его интонациям девушка. - Раньше они почему-то никого не волновали, раз мне было позволено так долго учиться здесь, не прибегая к пофторному сканированию.


  • Ты находилась в состоянии алкогольной интоксикации и...


  • И все прекрасно знают, что алкоголь не влияет на скоординированность и силу энергетических токов организма, - теперь перебивала она, держа разговор в своих руках и Д-рган начал понимать, что добром он не заставит ее пройти обследование повторно. А злом не желает. В самом деле, так ли это важно? Имеет ли это какое-то глубинное значение для нее и всех остальных или же важно только для него? Д-рган почувствовал как жар приливает к ушам — давно же с ним подобного не было!


  • Ах, девори, Ай-ку! Что же ты задумала?


  • Не поминайте их всуе, - пригрозила пальцем девушка. - Мне-то все равно, а вам лишнее упоминание о них только портит настроение, так зачем же его портить самому себе?


Д-рган закрыл глаза и сделал медленный вдох. Для того чтобы раскусить эту маленькую дерзкую брахи, ему понадобится все его недюжинное терпение, а за все эти военные и послевоенные годы их осталось так мало...


  • Пойдем, - все же мягко сказал он, осторожно касаясь пальцами ее предплечья. - Составишь мне компанию, пока я буду отдыхать. Я ведь правильно понял, что и на следующее занятие ты не собиралась?


Она совершенно искренне и возмутительно нагло кивнула, широко улыбаясь, но от прикосновения отстранилась, хоть и пошла за ним вглубь парка. Д-рган вывел ее на свое любимое место. Там, где парк заканчивался обрывом и резко уходил вниз к заросшему осокой и камышом озеру. Здесь скала выступала прямо из-под грунта как обнаженная от плоти кость и поверхность ее была гладкой как зеркало. Он хлопнул ладонью по отполированному теплому камню и пригласил сесть рядом. Ай-ку послушалась, хотя всей душой стремилась оказаться как можно дальше отсюда.


  • Мои родители погибли на Последней Войне, сражаясь со мной бок о бок, поэтому я не могу войти в твое положение и понять тебя... Понять откуда этот мятеж в твоей душе. Ты поможешь мне разобраться?


  • А зачем? - безразлично откликнулась она, сидя на камне и беспечно болтая ногами.


“Затем, чтобы понять тебя и найти подход,” - подумал он, но сказал иначе:


  • Ты ведь и сама должна понимать, что твое поведение не отличается заурядностью. Это то, что разрушает все взаимоотношения...


  • Ну и зачем они? - равнодушно откликнулась она.


  • Гм... В любой войне нет ни одного “я”, есть только общее коллективное “мы”, подчиняющееся приказу. Армия боевых птери — это один целостный организм без индивидуальности и собственного мнения, ибо мнение ведомо лишь голове, тогда как телу положено только исполнять приказ.


  • Звучит как песня, - язвительно отозвалась она. - Надесь, когда-нибудь стать частью этого целого и грудью броситься на врага с победоносным кличем боевого птери.


Он скривился и отвернулся. Глаза уткнулись в успокаивающую зелень пруда, скользя по объемистым зеленым кочкам осоки на озере и задевая мелкие звевздочки нежных долинных лилий. Может, хоть это успокоит его, раз собеседница даже не старается быть хоть немного посговорчивей. Он и сам понимал глупость этого разговора, ведь с ее потенциалом ей не то что боевым, ей и обычным птери не светило быть. А он ей здесь азы воинского дела втирает.


  • Ну а вы сами? - непривычно покладисто прозвучал ее голос, - сами-то были коллективным “мы” или же только главнокомандующим “я”?


  • Всяким доводилось, - поморщился он. - Кажется, твои личные нужды, твои инстинкты и желания должны отступать на задний план, но когда гибнут твои близкие и ты бессилен что-либо сделать...


  • Вы нарушили чей-то приказ?


  • Чей я должен был нарушить приказ, если это я вел войну? Если я сам себе их отдавал и сам же их выполнял.


  • Как это знакомо, - вдруг полу-шутливо полу-горько воскликнула она, сплескивая ладонями.


Он обернулся резко и долго изучал ее профиль. Ай-ку смотрела вниз, на озеро и простиравшуюся за ним почти до горизонта шапку леса. Она была совершенно неподвижна. Ни одна эмоция не читалась сейчас по ее лицу и Д-рган так и не смог отгадать что же это было за мгновение искренности, брошенное нею опрометчиво и необдуманно.


  • Говорят, тейлери перед смертью делают свое самое фундаментальное предсказание, - заметила вдруг она, словно мысли ее шагнули за эти мгновения далеко-далеко: от самого начала войны до последнего броска в стан проитвника.


  • Да, - кивнул он, - говорят. А ты слишком много об этом знаешь.


  • Что он сказал вам?


  • Что ни один тейлери больше не появится на Си-эрре, ты это и без меня знаешь, - проворчал он, впервые чувствуя подвох в своих же словах.


  • А если он ошибся?


  • Брахи-су, ты понимаешь о чем говоришь? Тебе всего восемнадцать, да ты еще младенец, который жизни не ведает! Но уже пытаешься лезть в веками и кровью писанные истины! - он все распалялся, в то время как девушка почему-то сникала. - Где же ты выросла, если не знаешь фундаментальных истин?! Почему никто не научил тебя твердо верить?


  • Разве это плохо — сомневаться? - спросила она робко и Д-рган хлопнул ладонью по колену.


  • Нет, - отрезал он. - Был бы я твоим отцом...


  • Выпороли бы? - српосила она, глядя на него искоса снизу вверх.


Некотрое время он глядел на нее молча, словно бы и правда сейчас решал что же с ней делать, но потом решительно мотнул головой:


  • Нет, научил бы послушанию и смирению.


  • О, жить было бы очень скучно, - откликнулась она весело. - Вы бы тогда здесь просто заплесневели бы от скуки.


Он рассеянно фыркнул, забыв сердиться и думал о том, что этот набор новобранцев и впрямь не из скучных в частности именно благодаря ей.


  • Вы в войне уже главнокомандующим были, так? С ее завершения уже сто пятьдесят лет прошло. Стало быть вам не меньше двух сотен?


  • Двести тридцать девять, - кивнул он.


  • И что? Здесь веселее, чем в действующей армии Си-эрры?


Это был удар под дых. Здесь и правда не было весело. Впрочем, служба тоже не была праздником. Но там он был на своем месте, а здесь... Здесь и правда тоска, но ведь была нога! нога... Он совершенно непроизвольно потер больное колено и девушка мгновенно засекла этот жест.


  • Да бросьте, всего-то!


Это была больная тема, остро больная и остро болезненная. Д-рган открыл было рот, чтобы выговорить дерзкому ребенку все, что он думает о ее нетактичности, но чужие тонкие пальцы едва коснулись штанины, а шум ветра, заблудившегося в ветвях, был заглушен ее быстрой веселой речью:


  • Это же пустяк, не достойный даже особого внимания! Пара курсов массажа, грамотная физическая нагрузка, тренировки, направленные на востановление поврежденных и травмированных мышц и через пол годика будете прыгать как... козлик.


Все-таки на последнем слове она запнулась, осознав наконец, что ее занесло. Но дерзкие глаза с вызовом смотрели прямо на него в ожидании ответного взрыва и Д-рган вдруг осознал отчего так странно чувствует себя сегодня в ее компании: у них и правда был довольно конструктивный диалог. Приправленный ее колючим ядовитым юмором, довольно однобокий, но настоящий диалог, в котором она даже отвечала ему, не огрызаясь! Они беседовали словно старые друзья... ну или старые враги, что ближе. И то, как она сейчас расписала ему будущее его колена, выглядело дружеской болтовней, а не глухой баррикадой из отчуждения и колкостей, которой она прикрывалась ранее. Да, он так ничего о ней и не узнал, зато смог нащупать точку соприкосновения. И это было хорошо.


  • Посмотрим, что с этим можно сделать, - индифферентно отозвался он и с удовольствием заметил удивление в этих темных глазах: попалась! Наконец он сумел выбить ее из колеи! И, пусть лишь на мгновение, ибо после она уже продолжила забавляться пустым трепом, он вдруг почувствовал, что вознагражден за свои муки.


И только когда много позже он вернулся в свой кабинет, то с удивлением осознал как мастерски она увела его от той темы, о которой он хотел с ней договориться. Похоже, повторного сканирования она все же избежала.

Продолжение здесь

Tags: Жж-марательство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments