oxymona (oxymona) wrote,
oxymona
oxymona

Море, развалины, коты и друзья. Турция 2018



За окном проплывали пальмы, фальшивые развалины и бородатые турки, затылок подпирала бодрая струя кондиционированного холодного воздуха. Глаз прощался с этим чужим непривычным пейзажем: со светлой сухой каменистой почвой, пересохшими неглубокими, словно прорытая в земле широкая средневековая грунтовка, каналами, бедными темно-зелеными островками суккуленто-подобной растительности, одинокими соснами и далекими-далекими, сизыми, похожими на клубы туч у самого горизонта, горами. Спасибо за солнце, за ветер, за штормящее море и дождь. Спасибо за то чувство, когда после долгого утомительного путешествия, ноги омывает теплое море и все отступает назад, в небытие, словно сваливается вдруг с плеч гора, которой раньше не замечала. И больше ничего не нужно: только смотреть на волны, ощущать их ногами и вдыхать воздух, с каждым выдохом становясь все легче и легче.

Но это там, в памяти, в прошлом, а сейчас был микроавтобус, комфортабельный и безопасный — с ремнями и аккуратным водителем-турком, с кондиционером, дующим как угодно, но только не так, чтобы не простудиться. С умиротворенным гулом двигателя и болтовней провожающего в аэропорт представителя туроператора. Рядом галдела шумная семейка из тех, что всегда отпаздывают на трансфер потому, что один из членов вдруг захотел пошопиться за пять минут до выезда. И конечно же не успел перемерять все шмотки от Гуччи и Дольч-Габбаны, и это, разумеется, возмутительно, что уже приехала машина, и стоит, и ждет...

Я смотрела в окно и думала о том, что больше не напишу про Турцию и слова, ведь все уже сказано — и про отдых, и про море, и про самих турков еще в прошлом году. Но нет. Я обрезала ногти, а это всегда действует на меня так, словно сняли блокиратор с колеса и можно катиться словно с горки, и вот уже пальцы с наслаждением бегут по клавиатуре, выбивая на экране слова. Пустые слова, как волна за волной, просто омывающие сознание, но уходящие по нетронутому песку в прошлое.

Жить в Днепре и летать из другого города — это особенная изысканная ирония всего нашего бессмысленного бытия, это реальность, как она есть, это мир, в котором все как-то через задницу происходит, но все так уже привыкли, что готовы мириться с этим бесконечно долго и терпеливо. Это и смешно, и обидно, и кулаки сжимаются, и хочется сказать “Та-а-ак!” с Гришковецкими интонациями и что-то делать, но... Но какая же воля может устоять перед сокрушительной силой безнадеги? Теряют свою силу и повисают безвольно пальцы, сжимающие загранки и мы, чтобы лететь, едем в другой город, а в какой — даже не знаем. Это будет или Запорожье, или Харьков — юг или север, пока еще не ясно. И не ясно до самой последней недели. И уже в Харькове, номер рейса на наших билетах слегка отличается от заявленого на табло, но всем вокруг наср@ть и, к счастью, это действительно наш рейс. К счастью. Итак, за плечами 2,5 часа асфальтированной дороги Днепр-Харьков — не всегда хорошей, не всегда гладкой и совершенно не солнечной. Из Днепра в Харьков нас провожал дождь. Хорроший такой ливняка, превратившийся в Харькове в весьма холодный унылый дождик, от которого моя пацанва тут же замерзла и полезла потрошить смуки в поисках толстовок. Впереди нас ждало 2 часа регистрации и ожидания боардинга, 2 часа полета, 1,5 часа по Анталии до отеля плюс неизбежные потери в промежутках между основными этапами. Итого от Днепра до отеля нас носило в подпространстве где-то 9 часов.

В самолете я занималась мазохизмом — читала Аэропорт Артура Хейли. К счастью, предшествующая основным катастрофическим событиям тянучка не позволила мне впасть в панический страх перед полетами, хотя не могу не признаться, что последние с каждым разом даются мне все сложнее. Но я умею абстрагироваться. И прощаться с жизнью. Мха-ха!

Ямс играл в филвордов, я пыталась читать, Паше не давали спать. Где-то кричали дети, ходили улыбчивые стюардессы, что-то неразборчиво бормотал по связи командир воздушного судна. Спасательные жилеты, как всегда, были под креслами, а кислородные маски — спрятаны за панелями над головой, справа и слева — аварийные выходы, словно нас кто-то крестил на удачный полет. Колени у меня ныли от долгого сидения, а мельтешить туда-сюда по салону моя интровертная душа не любит. В окна приветливо заглядывали облака. Полет шел нормально, что подозрительно.

Турция встретила нас дикой жарой и такой же необузданной влажностью. Казалось, всю нашу теплую одежду обдали горячим паром, окутали облаком кипятка и заботливо сопроводили в этом климатическом шоке до самого здания аэропорта. Захотелось обратно — в холодный (где-то +18 и дождь) Харьков, но впереди уже был паспортный контроль, коляски, бегающие дети и раздраженные родители. Терялись соски и игрушки, катались по полу какие-то шарики, ронялись облизанные кофеты. Турки бырлымкали что-то на своем веселом языке и мне было весело. Багаж прибывал мучительно долго. Похоже, это туреуцкая традиция гостеприимности.

Девочка от турагентства не знала ни слова по турецки, что странно. Даже элементарное “Dur” было ей недоступно, поэтому она кричала “Стоп-стоп!”, когда вспомнила, что забыла еще одних гостей встретить в аэропорту. А ведь водитель по традиции был самый натуральный турок, который пытался с этой девочкой общаться и, не видя результата и виброотклика с ее стороны, выписывал пальцами характерные турецкие фигуры, обозначающие нечто вроде “ну какой же глюпый kiz”. Чем-то напоминает мне наше “коза”, хотя на самом деле — просто девушка. Краткий турецкий разговорник от Окси.

Я что-то в прошлом году говорила о ленивых турках? Это была не я и хата не моя. И регион Турции — другой. Кстати, о слоге Бе в наших путешествиях. Первым был Бечичи в Будве в Черногории. Потом был Бельдиби в Турции — гористый и весьма бедный на растительность. В этом году был Белек — район равнинный, богатый хвойными лесами и развалинами, не все, из которых, были настоящими, но то такое.

Так вот, о ленивых турках я беру все свои слова обратно, хотя не все работники отеля были именно турками, но в Ксанаду (так назывался наш отель) ни разу я не видела неубранный мусор, забытую тележку с грязной посудой или хоть что-то, вызвавшее бы у меня негативную реакцию, а я придирчива — характер вредный.

Больше всего Ямсу в отдыхе нравятся номера отелей. Новые и неизведанные, с необычной планировкой, со всякими там мини-барами, шкафчиками, санузлами и балкончиками. И хотя этот ничем не отличался от прошлогоднего (только формой балкона) и от того, что был в первый раз в Черногории (чего он, разумеется, уже не помнит в силу прожитых лет), Ямс от номера был в диком восторге. А еще, от того, что в мини-баре было много колы, спрайта и вкусняшек.

Когда я вышла на балкон, то поняла, что Ксанаду покорил и меня. Единственный из всех (не так уж и многих) отелей, Ксанаду имеет на балконе... барабанная дробь... встроенную сушилку! Да-да, во всех предыдущих сушилку приходилось выпрашивать на ресепшне, а тут вдруг такое счастье! Не-е-ет, меня теперь в другой отель и палками не загнать! У каждого свои причуды, а у меня — сушилка!

В номерах слева и справа от нас слышалась ридна мова с явным западным (но не западенським) уклоном. И, хотя по отелю повсюду ходили люди явно мАсковскАго происхождения, то тут, то там слышалась мова, так, что казалось, с родины мы и не уезжали.

По каким-то своим необьяснимым соображениям, мы старались общаться с персоналом на английском (привычка, зародившаяся в Праге), хотя безумно порадовал (аж прошибло на слезу) украинский перевод в меню отдельно от русского. Я не такой яростный патриот, как некоторые, кто нарочито демонстрирует полнейшее непонимание русского, но такая забота о языке тронула до глубины души.

Территория отеля такая же большая, как в прошлогодней Нирване, однако ландшафтным изыскам уделено меньше внимания, почти все полезное пространство заполнено бассейнами, ресторанчиками, детским Fancy Land'ом. Очень много хвойных деревьев с табличками: Iron Pine, Stone Pine etc. Деревья росли здесь еще до отеля и, как в Черногории, при строительстве, рабочие постарались не сильно нарушить исходный биотоп. Насколько это возможно... Настолько, что повсюду расставлены таблички о гнездящихся черепахах с просьбой черепах не трогать и не беспокоить гнезда, и сразу же вызвать сотрудника отеля в случае если будет найдена дохлая или еще какая-нить подозрительно больная особь черепашьего рода. Настолько серьезно, что по территории растыканы стенды с описанием живущих в этом регионе птиц о трех языках и целый птичий парк со скворечниками и промаркированными деревьями. В той части парка, кстати, проводят пикники. Но только раз в неделю. Чтобы птиц не беспокоить что-ли? Однако прийти и послушать птичьи трели можно в любое время. Кстати, каждое дерево в парке имеет свой номер. Возможно, инвентарный :)

Через территорию отеля протекает река — зеленая такая, заросшая осокой (да-да) и камышом (ним самым) спокойная река. Из нее, кстати, и лезут черепашки. Мне кажется, она совсем неглубокая, в зеленой мутной воде виднеются рыбки, но я ни разу не видела рыбаков. Если пройти по разводному (да-да, мы даже один раз видели как его разводят) мосту, окажешься на широком-широком пляже, разделяющем два водных потока — пресный и соленый. А дальше — лишь море, большое, бирюзовое, теплое неспокойное Средиземное, то самое, что сняло с моих плеч камни и вытянуло копившееся в душе напряжение.

Наверное, оно подействовало так на всех членов моей семьи: это был первый наш “первый день” без психов, негатива, криков и прочих волнений. Спасибо сыну, который так быстро растет и мужу, который поддерживает политику бесконфликтных разговоров. Однако в этот раз, безо всех усилий и напряга, все просто было хо-ро-шо.

Увидев море в первый раз за год так близко, ребзь не преминул тут же намочиться по самую попу и — о чудо! - даже не расстроился по этому поводу! Беснующегося и совершенно слетевшего с катушек от воды, блестящей мокрой гальки, шумных теплых волн и безграничного счастья пупса и погрузившуюся во второй слой астрала меня, пришлось силой тащить с пляжа. А зачем?.. Зачем куда-то идти, если так хорошо?..

Кто-то любит плавать в море, а я люблю в него втыкать. Сидеть на бережке так, чтобы стопы мои омывали теплые волны и иной раз какой-нибудь седьмой или девятой подхватывало песок и щедрой горстью вливало в трусы... Но что-то я не туда замечталась. Я о том, что люблю в него втыкать тогда, как другие — плавать. Хотя в первый день с пляжа мы все втроем принесли в номер по нехилой горсти песка в трусах, больше мы старались подобного не допускать, однако неспокойная вода так и норовила...

Говорить о том, сколько вокруг было русских и украинцев, как-то не хочется. Скажу только, что Ямсу всегда было с кем поболтать.



Украинские семьи держались особняком даже друг от друга, русские были тактично любопытны к тому “как вы там?” ибо “вы ж понимаете, нам показывают не все и не так...”

Еда, как всегда, была непредсказуемо острой. Я бы на месте турков все-таки делала приписку к названию блюда о степени его остроты. Я-то в этом году просто оторваться от острых перцев, фаршированных соленым сыром не могла (привет от папы), но не все ж такие огнедышащие драконы, как я! Иной раз прилетало остренькое и Ямсу. И хотя шума он от этого не поднимал, а тактично сообщал, что оно острое и больше он его есть не будет, дожевывал, не плюясь и больше и крошки в рот подобного блюда не брал. А у турков ведь почти все или острое, или соленое, или остро-соленое.

В Турции любят котов. Детей и котов. Поэтому на территории отеля стоит будка, а рядом кормушка с кошачьим кормом и поилка. По ресторану бродят коты поджарые, но ухоженные, с бандитскими мордами и наглыми голосами. Никто не гоняет, могут осторожно отодвинуть ногой и на этом все. Ямс естественно млел.



На пляже есть библиотека, в которой не нашлось ни одной украинской книги.



Я даже пожалела, что не взяла с собой какого-нить Дереша чисто чтобы пополнить коллекцию. У меня все в электронке, а электронную книгу на полку не поставить. Зато путешествовать с электронками очень удобно. Их можно закачать сколько угодно много и при этом все место в чемодане будет отдано под вещи, а не книги. Но вот наша новая знакомая из Киева, глотающая бумажные книжки, как горячие пирожки, пыталась и в пляжной библиотеке чего наковырять, ибо “мы тут уже месяц отдыхаем” и у меня выведать наличие бумажных вариантов, ибо все свое уже иссякло. Пришлось разочаровать — все в телефоне. Так что делились только советами о прочитанном. И во многом — касательно детской литературы. Оказывается, у нас обширная библиотека у ребенка!

В отеле много всяких развлечений, но мне, как интроверту, достаточно моря, широкого пляжа, где диаметр личного пространства достигает десятков метров, ненавязчивого сервиса и простого доступа к ресторану :) Все, что нужно маме с ребенком — чтобы все было под рукой и не нужно никаких понтов и подвывертов.

Каждый год мы стараемся сьездить на пару экскурсий. Ребзь это наше желание всячески поощряет и, хотя еще не в силах долго терпеть пешие прогулки по солнцепеку, проявляет недюжинный интерес к развалинам. В этом году его любопытство удовлетворяли развалины античного Сиде.



Причем, оба моих мальчишки так углубились в изучение древних улочек и разрушенных каменных домов, что я едва не спеклась на солнце и успела побеседовать с очень общительным турком по поводу развалин амфитеатра и уже просто хотела куда-то сбежать, пока парни пытались разобраться где в этих домиках был туалет, а где кухня.
Вот там на фоне, как раз где-то и кухни, и туалеты.

В античном Сиде, несмотря на утро, было жарко, глухо звенела на знойном ветру желтая высохшая высокая трава, по древней каменной дороге, стертой колесами многих и многих античных телег и колесниц, сновали совершенно современные ящерицы, оглушительно пели цикады 21-го века, в лицо жаром дышал разогретый воздух и нестерпимо жгло макушку солнце. В тенистых развалинах под камнями и на высохшей тарве гроздьями ютились улитки.



Под старой оливой на камне сидел турок и играл на чогуре что-то национальное, создавая вокруг себя непередаваемую атмосферу древности. А за полуразрушенной каменной стеной шумело и штормило под обрывом море.

Ближе к полудню вдоль развалин протянулись плотные группы туристов. Особенно заметными и различимыми среди них были японцы — очень много японцев всех возрастов и полов. Мне, конечно же, в этих толпах сразу стало некомфортно, а мальчишки самозабвенно изучали руины, не замечая ничего и никого вокруг себя. Куда уж мне жаловаться, если им так хорошо! Выбеленный солнцем, разрушенный веками, пролегшими между нашими резиновыми подошвами и древней каменной кладкой, Сиде оказался удивительным, захватывающим и изнурительно жарким. Поэтому целиком обойти его мы так и не смогли — слишком много солнца, слишком.

Последующее посещение Дискавери парка с его динозаврами, зоопарком и шоу крокодилов и морских котиков было весьма спорным лично для меня. Ямсу все понравилось, меня же смутило и шоу крокодилов, где два поджарых тайца таскали рептилий за хвосты, тыкали палками и громко кричали. Я не люблю всех животных одинаковой слепой любовью, возможно подобное обращение с опасными хищниками — норма, ведь людям нужно показать свою доминирующую позицию, поэтому я просто промолчу. Шоу велось исключительно на русском, словно в Дискавери парке больше никаких национальностей не было. Шоу морских котиков больше понравилось Ямсу. Котики были смешные, повадками напоминали собак, которые играют с тренером в игру. Знаю, что и здесь многие бы углядели неподобающее отношение к животным, но я не увидела ничего криминального в резвящихся животных. Закидайте меня тапками за это, но мой ребенок впервые вживую увидел этих животных.

Водопад Верхний Дюден, образованный на одноименной реке поверг нас просто в невероятную эйфорию. Находится он в парке, вход в который был платным. Правда, подозреваю ,что цена на него была чисто символической. Наш водитель и по совместительству гид провел нас к небольшому балкончику на обрыве напротив водопада, где мы на некоторое время залипли...



А затем наш гид пробурлыкал по-турецки что-то непонятное и жестом показал куда-то вниз. Мы, как те телята, долго тупили над этими жестами, пока меня не понесло в ту сторону. А в той стороне прямо в земле зияет дырка и в нее ведут ступени... Конечно же мы полезли вниз и тут нас ждали удивительнейшие по своей красоте виды.



Подземная пещера, вымытая водой оказалась настолько большой и необычной, что кроме цензурных (у нас приличная семья) междуметий мы не могли произнести ни слова. Каменные стены подсвечивались искуственными светильниками, но повсюду свет проникал сквозь природные “окна” иногда занавешенные плющом, спускающимся по скалистым стенам с внешней стороны. И “окна” эти открывали чудесный вид на водопад, который мы уже увидели снаружи.



Сейчас я думаю, что нам стоило вернуться в пещеру и пройти по ней еще раз, но тогда мы жаждали еще и еще! И природа этого места щедро одаривала нас своей красотой.



Как мама, я на все окружающее всегда смотрю двумя парами глаз. Одна пара — моя, другая же — глаза моего сына. И когда эти глаза горят от восторга, когда ребенок получает такое же удовольствие от увиденного, что и я, мое счастье сложно описать словами.



Впечатлений хватило на весь оставшийся день.

И наверное еще и поэтому поездка в старый город Калеичи (исторический центр Анталии) как-то совсем не задалась. И хотя узкие улочки и нависающие над ними дома разных архитектурных стилей давали тень и создавали атмосферу старого средиземноморского городка, настроения долго бродить по нему и рассматривать отреставрированные дома, гостиницы, пабы и рестораны особого не было. Попытавшись было пройти по основным вехам города — ворота Адриана, Часовая башня, Рифленный минарет и прочее, мы выбрели в новую часть города, где предприимчивые турки уже зазывали покататься в колясках с лошадьми в упряжке, но этим уже никого не удивить. Зато милейшим кошачьим городком-приютом — еще как можно!



И, несмотря на то, что запах кошачей мочи стоял такой отчетливый, что хотелось вымыться, едва взглянув на всю эту разношерстную толпу пушистых вылизывающихся, дремлющих в тени, играющих с мухой, принимающих ласки людей и просто валяющихся на солнце шерстяных террористов, любопытство и умиление было сильнее брезгливости. Концентрация мими-фактора была такой высокой, что сразу захотелось взять кого-нибудь из малышей к себе домой.



Спасло только то, что никто нас с таким блохастым чужестранным паразитом в самолет не пустит. И слава благоразумию!

После посещения кошачьего городка идти уже никуда не хотелось — снова было жарко и муторно. На смотровой площадке туристов было мало. Предприимчивый турок предлагал сфотать на свою фотокамеру, но у всех был телефоны и базовые навыки по селфингу. Поэтому турка оставили без внимания.

Полюбовавшись на море и красные черепичные крышы, мы двинули вниз, особо уже не разбирая дороги. И угодили на турецкий рынок в миниатюре. Адское местечко, скажу я вам! Нет, может кому-то подобное нравится, но я даже от наших рынков прихожу в смятение, а здесь мою интровертную душу чуть не вывернуло наизнанку непосильным по своему количеству и качеству вниманием к моей персоне. Каждому продавцу конечно же было известно достоверно, что именно его товар мне крайне необходим. Я чувствовала себя как спускающийся с горы сноубордист, который лавирует среди елочек. Лавируя меж прыгающих под ноги бойких продавцов, я набирала скорость, чем сильно нервировала моего старшенького человека толпы. К счастью, базарчик был в миниатюре, поэтому пытка эта для меня закончилась сравнительно быстро. И без единой покупки. Для передышки полюбовались бухтой и величественными горами.



Предполагавшийся далее по списку водопад Нижний Дюден остался падать без нашего внимания — мы решили, что с нас довольно и поехали домой. В дороге ребзь задремал и прекрасно отдохнул до самого отеля.

На этом экскурсионная часть нашего отдыха была завершена. Дело в том, что мы отдыхали в такой части Турции, где поблизости (максимум в 2 часах езды) никаких особенных достопримечательностей, кроме посещенных ранее, не обнаружилось, а лететь в Стамбул — долго и хлопотно, как для простой экскурсии. Памуккале и Каппадокия — вообще не ближний свет. Поэтому остальное время отдыха мы посвятили морю и, несмотря на то, что отдыхали мы 10 дней, их снова оказалось просто катастрофически мало.

Само море все 10 дней штормило с разной степенью неистовства. То ли регион Белек отличается неспокойными водами, то ли мы попали в такой период, но в прошлом году в Бельдиби море было в разы спокойней и ребзя имел возможность играть в воде без риска быть перевернутым волной. В этом году он полюбил большие волны (ну а я, разумеется, приумножила процент седины в голове). И похоже, перестал бояться воды. Он загорел так сильно, что турки считали его своим и заговаривали с ним на турецком. Здесь, по иронии судьбы, он встретил такого друга, который бы стал ему лучшим, если бы жил в Днепре и ходил в ту же школу. Но этот парень живет в Киеве, как и Ярик, он отучился в первом классе, и, как и Ярик, в Интеллекте. Как и Ярик, он торчит от Майнкрафта (правда, кого сейчас этим удивить) и ради моего карапуза установил у мамы на телефоне кет-симулятор (игру, запрещенную для Ярослава). Но друг ведь всегда познается в беде, поэтому ребята менялись мамиными телефонами и Ярик мог играть в запрещенный кет-симулятор, пока его друг играл в майнкрафт (ранее запрещенный его мамой). Правда, на отдыхе всегда есть место многим и многим поблажкам. Поэтому ребят никто не ругал.



Конечно же помимо моря, мы уделяли внимание настольными играм, которые так полюбились Ярику в последнее время. Это даже стало такой традицией - ходить в лобби после обеденного передыха, чтобы сыграть в партейку-другую чего-нибудь интересного.

Но все хорошее имеет свойство заканчиваться. И вот ты сидишь в кондиционируемом микроавтобусе, плывущем в жарком мареве улиц района Белек, смотришь на идущих по своим делам турков, на молл, на кырше которого, помимо прочих, имеется русское слово “ЦУМ” типа шоб понятней было, на бутафорские развалины, на красивые клумбы, на растущие прямо на улицах города уже поспевающие мандарины...

...на повсеместные теплицы, и думаешь, что больше ничего не напишешь. Думаешь, что больше не о чем говорить и писать, что Турция и правда очень колоритная даже несмотря на туристический уклон места, в котором отдыхала, что впереди этот мозгодробительный аэропорт в Анталии и как минимум два часа ожидания перед боардингом, и никаких больше шоколадок в дьюти фри, только алкоголь и все... И выходишь к самолету с тремя фирменными пакетами, набитыми бутылками и шоколадом и думаешь, какого черта?! Я еще вернусь сюда! И в следующий раз уже точно ничего не напишу! И шоколадок набирать не буду! Только шоколадный бейлиз!.. Только море, только хвоя, заглядывающая в окно, только книги и никакой суеты! И только бы дождаться...

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments