oxymona (oxymona) wrote,
oxymona
oxymona

Category:

Отпуск понарошку (часть 2)

Начало тут

Теперь о прозе жизни:

Отель оказался не совсем таким, как мы рассчитывали. Обычно мы берем не молодеждые, где туса с ночи до утра, а такие, где семьи и старики отдыхают. Там спокойней и тише, и никого не раздражают сонмы маленьких визжащих на все лады детей. Этот отель тоже позиционирорвался как подходящий для отдыха с еще невзрослыми детьми, на поверку же оказался “babushkas&dedushkas” отелем, где ходить нужно чинно и медленно, строго по дорожкам, не вопить, не драться, не делать резких движений, хорошо кушать и надевать на улицу шапку и кальсоны. Детская площадка только одна — в очень скромном детском клубе, где и побегать-то толком негде. Больше по территории никаких закутков с какими-нибудь детскими лазалками не нашлось.


   Зато поле для гольфа — пожалуйста! Только внимательно, ибо может мячик в голову прилететь. И присутствуют несколько раздражающие меня зоны 18+ для тех, кто не желает детских воплей и закаканных подгузников. Какой-то прям чайл-хейтинг местами. Но, это на мой взгляд, кто-то может думать иначе.

   Книг на русском или украинском в местной библиотеке не нашлось. Впрочем, я бы, наверное, и не читала их. Но взяла на заметку запастись образцами украинской литературы к будущим поездкам.

Еда в отеле оказалась совершенно невкусной. Вся какая-то странная, непривычная, приправленная одинаковым набором специй, в которых угадывался розмарин, вкус которого в мясе я не терплю. Рыба была только одного вида, по вкусу похожая на пангасиус, который я, увы, тоже не перевариваю. Сосиски у них делать не умеют. С туалетной бумагой и то вкуснее. Колбаса тоже не блистала. Курица почти всегда с розмарином, говядина в виде рагу. Рис с макаронами-паутинками. Закуски — одна загадочней другой. Чего только стоил их мелкий маринованный целыми головками лук, пахнущий так, словно его уже сьели, переварили и естественным образом вывели из организма. Вкусные у них были круассаны на завтрак — обычные, без добавления начинок, круассаны, в тесто которых явно добавлено сливочное масло. Просто райское наслаждение. Местные традиционные сладости — жалкое подобие турецких. Очень сладкая вкусная была дыня, много яблок, груши, гуава, кисловатая клубника, сливы. Очень вкусный салат из яблок, груши, дыни, граната и физалиса в сиропе или каком-то соке.

Тематические вечера кухонь разных народов, были похожи один на другой. Отличались только мексиканская — острая и вкусная и итальянская — пицца, паста. Их родная кухня лично на меня особого впечатления не произвела, но и невкусной не была.

Местные бесплатные вина показались мне вкуснее, чем турецкие, в частности, белое. Местные коктейли не штыняли плохим виски или текиллой, показались вкуснее, чем в Турции, хотя я вообще не фанат коктейлей. Местная кола-фанта-спрайт казались несколько иными на вкус, чем украинские.

Очень понравились концерты по вечерам в лобби отеля. Тут вам и скрипач одинокий, и не менее одинокий трубач, и певица. В репертуаре у некоторых присутствовало что-то украинское, как ОЕ, например. Очень мило. И очень прикольно, так как слышно музыку даже в номере, и она, на удивление, не раздражает и не выносит барабанные перепонки, как в Турции, к примеру.

Персонал очень услужливый, очень вежливый, очень милый. Все интересуются, как настроение, все всегда участливы, быстро запоминают тебя и твои предпочтения. Очень мило. Присутствуют доставучие зазывалы на пляже, которые то на йогу зовут, то на фотосессию, то в спа, то рыбками отпилинговаться, по посноркать предлагают.

Русских нет. По крайней мере, не попадались лично мне и лично в нашем отеле. Есть украинскоговорящие украинцы, но их тоже мало. Все гости отеля улыбчивые, все вежливые и... милые (я уже это говорила? Так повторюсь, здесь все очень милое). Много инвалидных колясок, в них в основном народ с переломами ног, как это ни странно. Очень много очень пожилых бабушек и дедушек, которых персонал под ручку спускает по лестницам.

Здесь на территории отеля есть холодильники с мороженным, в этом нет ничего удивительного, но мороженное здесь куда вкуснее, чем в Турции.

Море пахнет здесь иначе, мягче, чем Средиземное, тоньше. Здесь цветут деревья и кусты, но запах их либо слишко тонкий, либо вообще отсутвует, либо тщательно сдувается ветром. Помните о ветрах? Я упоминала.

К концу отдыха мы уже свободно произносили название отеля, не путаясь в “гр” и “бр”, научились игнорировать торговцев, принимать египетское солнце и погоду такой, как она есть, общаться на ломаном английском с неносителями-отдыхающими. Я наконец осознала, что здесь все-таки уже почти лето и все это не понарошку. Но это случилось со мной слишком поздно, чтобы успеть прочувствать все как следует. Моя вина. Неделя не бесконечна, Украина ждет на на выборы и в ту самую рутинную жизнь, которая и делает отдых отдыхом.

Все аэропорты (а их, в принципе, было не много) до этого казались мне адским местом, но вот этот конктерный аэропорт в Хургаде, стал просто таки пыткой. Наеврное, основываясь на новом опыте, я теперь понимаю, что регистрация в Жулянах неделю назад была цветочками — первыми весенними трелями больших синиц и робкой, едва еще только проклюнувшейся зеленой травкой во влажной, еще не прогретой почве. Безумные очереди. Спросите меня, что больше всего я не люблю в людных местах? Очереди, скопления людей, толпы, перепутанные траэктории, потерянные вещи, чья-то рассеянность, чья-то глупость, чьи-то наглые поступки. Все это в высшую степень возведено в аэропорту Хургады. Отчасти, оттого, что много людей (а люди есть люди), и вцелом, оттого, что здесь очереди самые гигантские из всех, что я видела. Они монументальны, как пирамиды в Гизе, как многотонные обелиски в Карнакском храме, как стокилограммовый золотой саркофаг Тутанхамона, как бульдожья хватка местных торговцев, как бесконечная песчаная пустошь, простирающаяся там, где воды Нила уже не несут плодородия и жизни египетской земле, как бесконечно далекое голубое небо и насыщенно бирюзовое море.

Здесь все как-то сильно напоминает о террористическом неблагополучии страны. Эти изнурительные дотошные досмотры, излишняя бюрократия с штампиками, журналами и дополнительными дядечками на стульчиках, которые лишний раз обмусоливают твои билеты и паспорт. Моя извращенная фантазия начинает рисовать самые зловещие картины. Египтяне перекрикиваются между соой периодически на своем странном языке и во всех этих выкриках слышится “Аллах велик!” Если я до этого ненавидела очереди, то теперь поняла, что то были детские шуточки по сравнению с очередями в аэропорту Хургады. Если раньше для меня было внове снимать кроссовки на проверке на авиационную безопасность, то здесь раздевание, облапывание и ощупывание — привычная мера для каждого туриста без исключения, даже для ребенка. Если раньше я считала аэропорт местом весьма технологичным и продуманным, то вот эти египетские дяденьки, сидящие на стульчиках в местах, разделяющих разные этапы аэропортовского времяпрепровождения веревочками, которые смотрят в дикие для современного человека бумажные журналы, ставят какие-то печати и лопочут на своем арабском, здесь меня окунуло в мир аэропортовской бюрократии. Дико.

Они еще только развиваются, они стараются стать хорошей туристической страной, они заботятся о своих гостях, но у них еще не совсем получается. Они не чувствуют должного такта и иногда перегибают, они пытаются делать все, как нужно, но с вынужденной поправкой на ближний восток.

Здесь наш рейс перенесли дважды. Сначала, еще в течение недели, его перенесли на вечер, так, что на выборы мы бы уже не успели, но хотя бы не слишком поздно добрались бы до отеля в Киеве. Потом, уже в аэропорту, рейс опоздал на час. Заботливый климат пустыни, видимой из окон аэропорта чуть дальше взлетно-посадочной полосы, начал готовить нас к украинским холодам еще на гейте. Постепенно становилось все холоднее. Вот уже дети, приехавшие в аэропорт в шортах и толстовках, переодеты в теплые штаны и кофты. Еще через полчаса уже хотелось натянуть свою куртку.

Прогуливающиеся по гейту стражи правопорядка, перекликивающиеся друг с другом упомянутой выше фразой про Аллаха и его величие, стали казаться террористами, переодетыми в копов. Градус вне тела понижался, внутри же, постепенно повышался. В автобус на посадку садились уже с легким желаением натянуть шапки, с надеждой на теплое нутро самолета и с каким-то подспутдным облегчением “пронесло”. Последнее касается только любительницы апокалиптических фантазий — меня. Однако, самолет, казалось, привез холодный воздух с собой прямо из Киева, и в салоне было прохладно, но уже по-домашнему понятно и спокойно. Ночной Киев был не таким холодным, как мы ожидали, постель в отеле — невероятно мягкой и уютной. В дороге начинаешь ценить каждую мелочь.

До Днепра добирались дорого и сердито — самолетом. Заодно удостоверились, что здание днепровского аэропорта все еще на месте, и бетонка - тоже. В тот день дома было очень жарко — +20. Мое сознание наконец соединило воедино обе половинки самовосприятия. Все стало по-настоящему, а не понарошку. Мир вернулся в нормальное русло, весна развивалась логичным образом, так, как ей и полагается, не перескакивая на сверчков и цветущие кусты лантаны и бугенвиллии.

   Единственное, о чем я жалею — это о том, что из-за моего личного недоверчивого отношения к климату, я не смогла им насладиться в полной мере. Здесь можно сослаться только на неопытность в путешествиях через климатические пояса с заметным контрастом. Я безумно горда поведением своего ребенка — вспыльчивого и эмоционального, - он был просто идеален в этом путешествии. Я просто влюблена в Красное море и в пустыню, песок которой приехал вместе с нами в Украину и я до сих пор до конца не смогла вытряхнуть его из детских кроссовок, имеющих поразительное свойство накапливать в себе пыль. Я мало фотографировала и много просто смотрела. Мой ребенок впервые побывал в Африке в свои 8 и я вместе с ним тоже впервые была на другом континенте. Это стоило и ночных перелетов, и очередей, и пылевых бурь, и даже адского переплывания Нила на не внушающей никакого доверия лодке. Мы впервые не зашли в дьюти фри, не купили магнитиков или шариков со статуэткой, наполненных пенопластовым снегом и водой. Мы привезли только две статуэтки кошек, купленные ради нашего кошколюба, зато в багаже нашем море воспоминаний. Они останутся чистыми и такими естественными, какими не сделает их ни один обьектив, ни один экран и ни один фотофильтр. Это наши сокровища Египта и они всегда будут с нами.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments