oxymona (oxymona) wrote,
oxymona
oxymona

Category:

Осенние каникулы 2019 (часть первая занудно-философская)





Так уж сложилось, что наша история не была сплошным полотном повествования. Сама жизнь поделила ее на главы, которые я решила не ломать. Подчиняясь этой неутомимой силе, которая пронесла нас через насыщенную впечатлениями неделю со всеми приключениями, восторгами, трудностями и счастливыми окончаниями, я буду шаг за шагом раскрывать перед вами эту историю с ее логически завершенными главами и интригующими открытыми концовками. Некоторые главы нашей истории даже получили в название цитаты великих людей, а некоторым достались только мои собственные слова. Некоторые растекаются по всему периоду путешествия, а некоторые ведут речь только о коротких моментах большой истории, длиной в неделю. Некоторые пестрят моим неадекватным юмором, а некоторые пронизаны духом места и времени... а некоторые - моими соплями.

Не будем же больше тянуть лишние буквы за уши, а приступим сразу к первой же главе. И название ей будет...


“Не сравнивай! Только не сравнивай!” (с) Паблито


В каждом уважающем себя большом старом городе есть тот самый истоический центр, куда стягиваются все туристические пути: через узкие улочки, устланные неровной брусчаткой, вдоль потемневших от времени, мха и пыли стен старых домов, по извилистым переулкам, упирающимся в высокие неприступные стены храмов, костелов, часовен и базилик, по гладкому отшлифованному камню мостовых, который блестит под ногами, скользит и слепит бликом низкого осеннего серебристого солнца, туристы тянутся группами и поодиночке прямо к сердцу города, к его главной старой площади, на которой сонмы их, как муравьи в новом, молодом муравейнике, где много работы и много жизни, курсируют по своим собственным траекториям, двигаются, точно частицы в броуновском движении, точно мириады инфузорий, направленные своими жгутикаим и ресничками на поиск добычи.


Сложно не сравнивать эти старинные центры, не искать в них отличий, не вынюхивать, не выглядывать, не говорить этих слов “а вот в Праге...” или “в Будве”. Хорошо, что у нас еще слишком маленький багаж воспоминаний. Для нас каждый старый город внове, как для ребенка, впервые открывшего приключенческую книгу. Незашоренные штампами, ремейками и стандартными словестными оборотами, эти дети упиваются новизной, не замечая ляпов, натянутостей и глупых поворотов сюжета.

Подобно этим детям, и мы упиваемся новизной и стараемся не искать этих “ляпов” и “штампов”, хотя безумно хочется говорить и сравнивать, отличать и оценивать.


И все же, в пику заголовку, который я сама же и дала этой части, я позволю себе только здесь и сейчас сравнить все города и больше ни в одной главе своего повествования не буду касаться этой темы.

Прага

В Праге прямо на улицах витали сладкие карамельно-коричные запахи трдельников, которые готовят на углях, а рядом запекают гигантские свинные окороки, маринованные до невероятной мягкости и ароматности мяса. На каждом углу можно было согреться горячим пряным вином, пообедать просто под небом в специально обустроенных для этого местах рядом с такими же туристами-зеваками, разглядывая близкие удивительные по своей архитектуре соборы. Прага умиляла своими ранними пустынными извилистыми улочками, полированными каменными мостовыми, почерневшими фигурами на Карловом мосту, темным кирпичом башен, высокими винтовыми ступенями с тросами для удобства передвижения, светофорами в особо узких местах улиц или на лестницах. Днем по Праге ходили сонмы туристов, они собирались такими огромными группами, что, казалось, заслоняли собой даже небо. По Праге ездили колесницы, запряженные лошадьми и сдавались в прокат вошедшие тогда только-только в моду сегвеи с большими колесами и высокими ручками. В прокат их сдавали люди, катавшиеся по городу и обучавшие других. У нас тогда сегвеями “пахло” только на набережной.

Будва

В Будве самые узкие улочки, балконы на верхних этажах упираются друг в друга и создают причудливые арки. Дома действительно старинные, а на самом обрыве стоит крепость Цитаделла. Там тоже шлифованная мостовая и ступени, там много кафе и магазинов — в каждом подвале можно найти ювелирку или магазин одежды, сувениры на каждом шагу. Стены поросли плющом, в мостовую вмонтированы люки канализации, которой и не пахло в те времена, когда старый город строился в Будве около Цитадели. В Будве нет высоких башенок и крутых узких ступеней, с которых можно полететь, но много якорей, у причала пахнет рыбой, качаются на воде яхты и зазывалы на всех возможных языках зовут к себе в ресторан, суля самые свежие морепродукты.

Гданськ

В Гданське даже Мотлавой - притокой Вислы, проходящей через старый город, - не пахло, там не пахло Балтийским морем, не пахло даже музеями. Но это не мешало городу быть единственным в своем роде, со своими улицами, своими мостовыми, своими домами с треугольными крышами и своими костелами, в которых витал свой особенный аромат свечей и масел. Этому городу не хватало налета старины, почтенной замшелости, потемневших стен и какой-то благородной неухоженности. Гданськ вылизан, вычищен и оштукатурен так, чтобы достойно держать лицо. Чтобы всем нравилось то, что они видят. Гданську не повезло — старый город его разбомбили почти целиком в 1945 году советские войска. Здесь под старинными, отстроенными вновь воротами висят большие фотографии с поистине апокалиптическими изображениями почти сметенного с лица Земли города, с почерневшими клыками обломков стен, тянущихся к черно-белому небу, с опустошенными улицами и разрушенными до последнего кирпича стенами домов. Гданськ был полностью отстроен, но утратил ту седую замшелую древность стен костелов, жилых домов, красных черепичных крыш. Он немного “пластиковый” и “выставочный” своими разноцветными домиками в три окна шириной и уникальными цветами и узорами, он идеально ровный своей мостовой, молодой, не стертой тысячами подошв каменной кладкой. И люди, которые ходят по нему — тоже немного пластиковые и выставочные. Они чинно прогуливаются улочками, задирают головы на дома, восхищаются и идут дальше. Здесь повсюду можно встретить элеткросамокаты и велосипеды, которые можно взять напрокат и кататься с легкостью и без особых преград в виде ям или выломанной из мостовой брусчатки. Теперь рядом не пасутся люди, которые принимают кеш. Теперь есть QR-код, который решает все ваши проблемы. За ваши же деньги, разумеется. В Гданське повсеместно ведется какая-то стройка, перестилается мостовая, перебираются какие-то большие старинные плиты. Некоторые базилики закрыты на реконструкцию или ремонт, или достраивание.

Львов

Во Львове старинные здания были действительно старинными, мшистая влажность каменных стен была правдивой, неухоженной, действительно древней, в отличие от Гданська. Улочки, покрытые неровной отполированной брусчаткой во Львове, явно не предназначены для поездок на мелкоколесных электросамокатах. По ним даже ходить сложно, ведь смотришь все время по сторонам, а не под ноги. И запинаешься о каждый 3-й камень, торчащий из дороги или об какого-то такого же бедолагу, как и ты. Туристы тут совсем другие, более живые, более раскованные. Они фотографируются на фоне всякой ерунды и ведут себя громче, шумнее. Во Львове в каждой подворотне можно найти по музею, и не обязательно это будет какой-то исторический или городской музей. Наши предприимчивые люди берут что угодно и делают из этого конфету. Поэтому во Львове много мелких музеев и есть куда пойти погреться и полюбопытствовать на всякие глупости. Во Львове, как и в Днепре, засилье тематических оригинальных ресторанчиков, которые стараются шокировать эпатажем, антуражем и прочим куражем. Во Львове тоже ведется ремонт, трещат обтойные молотки, соскребают брусчатку экскаваторы. Мое отношение ко Львову несколько предубежденное, так как слишком много “песен” об этом городе спето, слишком многие его любят, а я не люблю, когда любят слишком многие. Это значит, что что-то тут не так. Поэтому все, что я напишу про Львов — это весьма сдержанная оценка. Хотя это первый город, в котором действительно было где погулять и на что посмотреть. И еще очень сильно мне приглянулась эта идея вмурованных в мостовую около разных архитектурных памятников табличек с QR-кодом, по которому можно прочитать о памятнике и проследовать по туристическому маршруту. А еще, как и в Гданське, во Львове есть миниатюры памятников и их описание шрифтом Брайля для слепых — это супер-круто!

Поездом, самолетом, самолетом, самолетом, поездом

Любая история должна с чего-то начинаться в тот момент, когда заканчивается предыдущая. Например, заканчивается первая осенняя четверть в школе и в этот же день, едва ли не со школы, со свежими еще с утра воспоминаниями об уроках и послеобеденной возне с вещами и рюкзаками, поезд уносит нас за полтыщи (пів тисячі і я досі незгодна з таким написанням) километров к столице к началу нашей истории.


Ярик сам собирает свой школьный рюкзак к путешествию. Он куплен в этом году прозорливым родитеями такой, чтобы можно было взять его с собой в путешествие и, черт возьми, это отличный рюкзак для поездок и полетов лоукостом! Да, в свои осенние каникулы мы летим с одними только заплечными рюкзаками, без лишних шмоток и ненужного багажа.


Отдых — это любая смена деятельности, и на этот раз наш отдых не подразумевает расслабления тела. Он подразумевает переезды, перелеты, отели и залы ожиданий, длительные прогулки по улицам городов, муки выбора еды в ресторанах, осенний коварный холод и неустроенность первых дней. Все это ввергает меня в панический озноб каждый раз, как мы едем в новое место. Я не кочевник, я не авантюрист, я домоседка с опцией периодического выхода из зоны комфорта ради своей семьи.


Но сейчас путешествовать стало настолько проще, что такой вид отдыха могу выдержать даже я. Все эти букинги, уберы, онлайн-транслейтеры, джи-пи-эс навигаторы, пейпассы, прекрасно владеющие английским люди вокруг тебя, трипадвизор, гугл-карты, гугл-отзывы, рейтинги, опыт предыдущих поколений... Эти сверхлегкие и теплые вещи, такие компактные, что их можно скрутить до размеров среднего мужского кулака и засунуть в ми-ми-чехольчик, это тонкое и теплое термобелье, термотрусы и термоноски, баффы, превращающиеся то в шапку, то в шарф, то в лыжную маску с опцией искажения голоса, эта новейшая интеллектуальная обувь с опцией подпружинивания и автошагания подошвы, эти нано-софтшелл-штаны, которые в любой ситуации держат тебя вертикально и даже думают за тебя куда пойти... Ладно, немного шучу, но все же. Путешествовать стало легко и удобно даже интровертам с замашками аутистического избегания социальных ситуаций и общения с людьми вцелом. Можно не разговаривать. Вообще ни с кем. Можно болать на украинско-английском и думать на украинско-английском. Можно вообще не думать. За тебя подумает твой смартфон, раз уж ты такой дурак. Правда, теперь, как в той картинке, чтобы куда-то уехать, нужно зарядить телефон, трекер, штаны, шапку, ботинки, рюкзак, трусы, и павербанк не забыть зарядить тоже! И взять с собой в дорогу вязанку зарядок, возмущаясь о том, что блок питания слишком велик, а дырок не под все разновидности разьемов хватает, ведь мир еще не полностью перешел на тайп-си. Зато, несмотря на обилие вещей, весь этот гамуз легко влазит в рюкзак, который со скрипом втискивается в размерную сетку визз-эйр для ручной клади. Но кого это беспокоит, если в салоне все кладут свои рюкзаки на полки сверху? Там всем хватит места.


Киев такой Киев. Это место, некогда бывшее чужим, далеким и неизведанным, становится для нас все ближе и ближе. В отель уже едем как к себе домой, завтрак в Желтке — привычное дело, затем — прогулка в парке. Все как всегда, только немного видоизменяется ландшафт перекопанным тротуаром и обновленным фасадом здания. Жизнь идет своим чередом. Подумать только, когда-то я недолюбливала этот шумный муравейник. Теперь я отношусь к нему ровно.

Приключения только начинаются!

Эта поездка была наполнена трудностями, внезапными приключениями и счастливыми окончаниями. Некоторые наступали сразу же некоторые догнали нас уже дома. Все началось с того, что на досмотре на авиабезопасность в Киеве я посеяла свое ДНК-кольцо — заказанное у мастера парное кольцо на 10-летие брака, ага. Просто, несмотря на сотню примерок, оно все равно не очень-то крепко держалось на моем пальце и периодически слетало. Вот и слетело так неожиданно, что я даже не заметила куда и как.


На рамке авиабезопасности вдруг выяснилось, что у Ярика в зубах не пластинки, а оружие массового поражения. Поэтому рамка на нем тревожно запищала и ребзь стоически выдержал ласковое и бесполезное облапывание.


На паспортном контроле суровый погранец поглядел на Ярика и вдруг решил, что рамки безопасности было мало и мы выглядим как-то не так. А может, мы были его сотыми за день и по инструкици ему полагалось утроить допрос... (Я все еще думаю, что во всем виноваты стоматологические пластинки...) Короче говоря, подхватив маленький приборчик, он вдруг обратился к Ярику с вопросом, а как же его на самом деле зовут. Ну, Ярик немного смутился, но юлить не стал. Так и так, каюсь, Ярославпалч я. Тогда строгий дяденька в камуфляжке спросил куды намылился наш отпрыск. Тот ответил чистою українською правду і лише правду. Тогда, не удовлетворившийся пограничник спросил, а с кем же ты, паренек, летишь в эти свои Гданськи? Ярик совсем опешил: че за вопрос вообще?! Вот же они стоят по бокам! Он и ответил: “Ну, с ними...” и мысленно добавил “чонеясно-то?!” “Они”, то есть мы, слегка смутились, осознавая как это выглядит в глазах погранца и подсказали сынуле: “а мы тебе кто?” Тут уж лицо нашего ребенка выразило всю степень его пренебрежительного отношения к окружавшим его взрослым людям, резко утратившим остатки разума и пямати. Однако, вслух он был весьма сдержан и украиноязычен: “батьки.” Далее шел допрос “как звать маму-папу и когда у мамы др...” Тут мама взбунтовалась, дяденька покопался в памяти и тоже, очевидно, дату рождения своей мамы не вспомнил, поэтому отстал. Просканировал еще раз наполедок своим иглазами наши мордахи и отпустил с миром, выключив наконец свой приборчик. Тут-то я и заметила, что лишилась кольца. Начало приключениям было положено.


Гейт не тот, или же билет не тот?


На гейте было пустынно, заканчивалась посадка на какое-то другое направление. Однако, времени было еще предостаточно, поэтому никто особо не напрягался. Поэтому все занимались своими любимыми делами: Ярик выклянчил телефон на поиграть, муж пошел гулять туды-сюды, а я принялась за самокопание. Мне нужно было отпутстить безвременно почившее кольцо и жить дальше полноценной жизнью.
Прогуливавшийся по своему обыкновению муж, как обычно где-то что-то прочитал и принесся к нам с “радостной” новостью, что не зря здесь так пустынно: гейт-то не тот! А на ТОМ гейте уже выстроилась длинная колбаса-очередь, толщиной в 4 человека с детьми и колясками. И самый слоу-бистро аэропорт Жуляны вновь подтвердил свое прозвище. Я не знаю почему так, но только в Жулянах мы бесконечно долго движемся к стойке регистрации, не зависимо оттого во сколько прибыли, неизменно в конце гигантской очереди, мы оказываемся зажатыми в раздраженной от ожидания и долгого стояния толпе, в которой, словно мелкие вертлявые инфузории меж медленных и неумолимых амеб, ворочаются дети, которым нудно-скучно-невыносимо-тяжело стоять на одном месте и глазеть... а глазеть не на что!


К самолету мы идем. Это же лоукост, здесь экономят даже на автобусах. Поэтому: ножками, ножками! Через забор от нас, в музее авиации, уже собралась толпа зевак, а мы невольно вспоминаем, как бродили там по жаре меж самолетов-вертолетов, изредка отвлекаясь на шум идущего на взлет или посадку самолета в соседнем аэропорту.


Полет уже не приносит тех упоительных мгновений острого страха, перемешанного с восторгом. И это заставляет нашего сына переходить в автономный режим нерворасшатывания родителей. Всего полтора часа полета, а они показались вечностью! Ну нету на ребенке кнопки или рубильника “прекратить это безобразие”, а мозги отключаются так, что ничем их обратно не включить. Местный журнальчик ненадолго выводит его из состояния невменяемости, а книги у меня с собой только такие, которые нужно читать, основательно окопавшись в кресле с пледом и прочими чаями. Короче, не вариант. Поэтому мы летим еще мучительней, чем стояли в очереди в слоу-бистро аэропорту.
Гданськ встречает нас жарой о 16 градусах. А мы, наученные промозглой Прагой, нашушканы сверх меры. В такси тепло и вещает на польском радио. Даже что-то понятно. Например, что здесь тоже переводят время — а мы как раз попали на этот период, - и что где-то случилась авария и сколько-то пострадало. И, как бы друзья ни шутили про “пшикалки”, но уже на второй день это была просто обычная речь и особых “пше-” я там уже не замечала.
В Гданське и пригороде отличные дороги и есть мосты! Это будет близко по духу жителям Днепра, потому что на всех мостах есть... (барабанная дробь) деформационные швы! И на всех мостах Гданська и пригорода есть ощутимый и такой ненавистный днепрянам тыгдык-тыгдык. Ну, это я так, чтобы вы не думали, что попрыгушки на мостах — это прерогатива исключительно Днепра.

Приключения заказывали?


В старом городе нас ждут забуканные заранее апартаменты. Но мы никак не можем их найти. Попытка ткнуться куда попало провалилась, нам сказали, что мы ткнулись куда попало. GPS указало путь за кованные ворота, закрытые на замок. Для того, чтобы их открыть, нужен магнитный ключ, но ключа у нас пока никакого нет. Какой-то администрации или чего-то подобного тоже не наблюдается, впрочем, как и названия. Но по фоткам, это оно. Методом тыка вызываем на домофоне консьержа или кого еще. Спустя несколько секунд польского робо-бормотания и гудков, нам просто открывают ворота и впкускают на территорию внутреннего двора.

Тут мы мечемся как дикие звери в поисках администрации, обходим весь дворик, тыкаемся, как слепые кутята, в двери “подьездов” в поисках хоть кого-то. Тщетно. Паша набирает номер, указанный при забукивании и с милой непосредственностью человека, не обремененного комплексами и предубеждениями, косноязычно щебечет на английском с ярко выраженным рюсским акцентом. “Там” его понимают и щебечут в ответ, пытаясь направить наши стопы в нужном направлении. И тут, как в той нашей давней семейной шутке про акценты, нам нужно сделать именно то, о чем мы всегда и ржем: “турн ераунд зе корнер оф зе стрит”, извините за мой прононс. На стеклянной двери, к которой нас настойчиво направлял некто, написано “Spa” и поэтому мы тыкались куда угодно, но только не туда. А надо было туда. На этом поиски наших апартаментов можно считать завершенными. Мы попали в квартиру, Ярик пришел в яростный восторг, родители выдохнули с облегчением и автоматически перешли к следующему этапу родительского напряга: “найти где пожрать так, чтобы пожрали все”.

Продолжение здесь

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments