oxymona (oxymona) wrote,
oxymona
oxymona

Category:

Осенние каникулы 2019 (часть вторая - сопливая и многофоточная)





О начале этой истории всегда можно прочитать здесь, а продолжить путешествие со мной - прямо после этой фотографии...

В этой части будет мало текста, но много фото. Как ни крутила я, а по смыслу решила отделить созерцательную часть от остро-эмоционально-сюжетной, поэтому часть получилась короткой, но насыщенной фотографиями. Наверное, это даже хорошо - будем смаковать понемногу. Ну, или давиться моим слогом по чуть-чуть. Пойдем же со мной, не теряя времени зря, прямо к следующей главе:

“Ну прямо как Амстердам!” (с) Паблито



Я там никогда не была. И никто из моих домашних не был. Но, глядя на старые дома Гданська именно так и хочется сказать: “Чисто Амстердам!”



Эти милые разноцветные домики, плотно прижимающиеся друг к другу, эти рисунки, лепнина, скульптуры, треугольные крыши, соревнующиеся друг с другом за первенство в изяществе и оригинальности...

Двор Артуса и фонтан Нептуна


Очень милый осенний шарм старинных домов...


Милые замшелые ступени, ведущие к дверям домов...


Тяжелые низкие темные крыльца плотно жмущихся друг к другу домов, шириной в три окна... А иной раз среди трехоконных домов вдруг попадаются совершеннейшие 1-оконные худыши, словно их кто-то стиснул так, что не продохнуть.


Корабль-музей Солдек на Мотлаве. Чтобы попасть туда, на остров, нужно плыть на пароме или идти очень-очень далеко обходными путями-мостами


Все так мило в этом городе, даже эта река, закованная в бетон набережной, корабли, чайки, пронзительные... ржущие чайки... Нигде я больше не слышала таких громких и таких бесцеремонных криков чаек, как в Гданське.

...И звона колоколов, гулко разносящегося по каменным улицам и закоулкам...

Высокие стены базилики святой Марии в конце улочки

Перелив и перезвон прокатывается от одного конца улицы в другой, подхватывается и заливает в ответ улицы до самых крыш, как волна, накатывающая и откатывающая от берега. Так общаются между собой соборы и базилики все выходные. Особенно воскресенье. Если бы меня спросили, с чем ассоциируется у меня Гданськ, я бы не задумываясь сказала: колокола и чайки.

Фонтан Нептуна и бесстыдно-бестактный голубь (и ратуша на фоне)


В Польше по воскресеньям действует запрет на торговлю. Да, это вам не Украина, где можно купить все (ну теперь уже почти все) в любое время для и ночи в любой праздник и новыйгод. Поэтому по прилете в субботу мы озаботились поисками продуктового магазина на предмет воды и снеков. Самое сложное в покупках оказалось найти на бутылках с водой слово "niegazowana".  Однако, милый магазин Жабка (Zabka) был к нашим услугам все время пребывания в городе. И думается мне, что в туристической части этот запрет на торговлю не столь строг, как в других частях гродов Польши.

Я буду часто использовать это порядком надоевшее уже вам слово "мило" в своем рассказе о Гданське, потому что там было действительно мило. Милые электросамокаты, брошенные где попало, такие чуждые нашему миру, где все, что не приколочено, уже не существует, как общее...



Милые лесенки, милые домики, милые официанты, милые миниатюры больших архитектурных памятников и милый шрифт Брайля...


Милые красноносые от холода зазывалы, милые улочки, милые детские садики, и школа с велосипедами и самокатами — трижды милая!


Эта надпись “Собаки на дороге” на информационном табло над дорогой, из-за которой образовалась “тянучка” - тоже дьявольски милая! Эти ветряки на горизонте, это тяжелое низкое осеннее небо, эти желтые листья на каменной мостовой, эти снэки в виде Рекса (кто не помнит польский мультик про песика Рекса, тот не знает Лелека и Болека!)


Эти жирные наглые чайки, деловито прогуливающиеся по внутреннему двору наших апартаментов, и застывшие на коньке крыши в теплых лучах утреннего солнца голуби — все безумно милое. Такое милое, что хотелось обнять весь этот город и распустить по крышам домов свои розовые сопли-пузыри. Поэтому потерпите эти пузыри здесь и будьте уверены: меня не опоили там ничем розово-пузырчатым, я пузырилась по собственной инициативе.

Совершенно милый Ктулху на фонтане во внутреннем дворе наших апартаментов. Ктулху без купюр...


В Гданське, кстати, много пьяниц, что сильно отличает его от той же Праги. Там среди сонмищ туристов, местным было не продохнуть, поэтому, очевидно, чешские пьяницы ютились в других местах. В Гданське туристов меньше и пьяницы разгуливают по улицам, обнимаются с собутыльниками и вообще счастливы. А еще я видела двух бомжей. Самых настоящих польских бомжей. Один был побогаче, второй — победнее. В одной флиске, в собачий холод +6 он выглядел совершенно несчастным.

Развалины и башенки

Звучит как название настольной игры, но на самом деле — это интересы моего мужа и потенциальные интересы его мини-копии. Еще в Праге я поняла одну непреложную истину: если на горизонте маячит башенка — будь готова, что тебя туда потащат.


Казалось, колокола били каждый час всю ночь с субботы на воскресенье, а утром неистово орали чайки. Наши апартаменты находились в самом центре старого города, буквально за квартал от Мотлавы, наверное поэтому чаек в небе летало сонм. Хотя возможно, причина в близости Балтики.

В воскресенье мы зашли в костел святого Яна (Иоанна) и это был единственный раз, когда мы туда заходили.

Удивительно, но, собрав все наши фотографии в кучу, я не обнаружила ни одной нормальной фотографии этого собора и 100500 совершенно одинаковых фото башенки на ратуше, которую я здесь даже не покажу (ибо она идет фоном и бонусом ко многим фотографиям Гданська). Почему-то этот собор, стоящий через перекресток от нас, ни разу не попал в поле зрения обьектива наших фотоаппаратов и телефонов. Поэтому, уезжая из Гданська, я сделала одно только вот это фото против света и не имея достаточного расстояния для нормального захвата в обьектив хоть сколько-нибудь большей части собора. Но, что имеем...

Мы были в нем лишь раз. Поэтому я совершенно не помню убранства, хотя гуглопедия подсказывает, что большинство произведений искуств из этого костела было спасено во время бомбежки во вторую мировую, хотя сам костел основательно сгорел. Внутри там было красиво, воздушно, светло — белые стены, колонны и потолки без фресок придают соборам Гданська какую-то легкость и воздушность в противовес внешней монументальности. Но причина моей амнезии не в том, что мы были там всего раз, а в том, что мы попали на воскресную службу. И невероятное по своей красоте пение хора, затмило для меня все. Сказать, что я стояла как громом поверженная — ничего не сказать. Меня душили слезы, у меня безумно зудело в носу, судорожно сжималось горло и плыло перед глазами, и я не могла найти свое место так, чтобы просто стоять слушать и пропускать через себя. Воздействие просто ошеломляющее. И очень хочется верить в то, что это была не запись. Потому что после того, как хор допел, священник общался с прихожанами через микрофон и развешанные по колоннам колонки (какой милый каламбур). Во всех храмах, в которых мы побывали, были эти колонки. И были тихие мягкие голоса священников, льющиеся из колонок, и даже было почти понятно о чем просит бога человек.

На конец службы мы попали в базилику святой Марии - крупнейшую кирпичную церьковь в Европе.



Пока шла служба, туристы стояли у самого входа, а проход к лавкам был закрыт. По окончании же службы, проход открыли, прихожане отправились домой, а туристы прошли в нефы. Ну, такого пиетета и трепета, как в соборе святой Варвары в Праге или в соборе святого Вита, эта базилика у нас не вызвала. Наверное, по причине того, что, как и все остальные сооружения, она была разбомблена, внутри базилики теперь все весьма скромно. Ни витражей, ни фресок... Часть базилики закрыта на ремонт, часть пола огорожена — там перекладывается плитка, точнее, плиты. Вообще, пол в базилике, явно родной. Огромные стертые и отшлифованные до блеска плиты, резьба на них почти стерта, они утоплены в пол неровно, образуя кое-где впадины и бугры. Идти по ним так же опасно, как по улицам Львова: если задрать голову, можно упасть. Но смотреть почти не на что. А мне, как не историку и не искусствоведу, вообще ни о чем. Зато там была... башенка! И в этот момент я поняла, что мы будем наверху и это так же непреложно, как то, что Солнце встает на востоке.

Как обычно, в таких местах, ты получаешь возможность заработать свой кусок клаустрофобии во всей красе.

...И как только туристы еще не проделали своими лбами дверной проем повыше?..


Узкие винтовые лесенки с высокими каменными ступенями, по которым страшно идти, чтобы нога не соскользнула прекрасно способствуют развитию боязни тесных пространств. В Праге вдоль оси лестницы заботливо вьется толстый канат. Здесь — нет. Я поднималась бесконечно долго вслед за своими мужчинами, ожидая, что вот сейчас на нас сверху начнут спускаться толпы туристов, а посторониться некуда — так тесно. И оконные ниши — маленькие и узкие, почти как бойницы, не дадут пространства для маневра. В Праге на такие узкие лестницы цепляли светофор. Но здесь не было светофоров, однако, никто и не спускался, и нам удалось подняться аж на 200 ступеней вверх. Оказалось, здесь поступили мудро и обратный путь провели по другой лестнице. К счастью.

Однако двумястами ступенями дело не ограничилось. Поднявшись на озвученную цифру, мы оказались над сводом базилики и под самой ее крышей. Этот вид гиганстких неровных полукруглых белых куполов потолка под нашими ногами запечатлелся в моей голове навечно. Я боюсь высоты. И у меня есть безумное воображение. И, хотя мы шли по дощатым переходам над потолком базилики под самой ее крышей, я смотрела вниз, на эти безмолвные куполообразные потолки, теряющиеся где-то во тьме продолговатой крыши, и видела в своем воображении высоту, на которой мы находимся, “видела” нефы, скамьи, неровный стертый пол где-то далеко внизу... Масштаб сооружения захватывал дух и кулаком благоговения сжимался на горле. Мои веселились, пока я душилась в собственных страхах, восторгах и неуемном воображении. Однако, оказалось, что крыша базилики — не конец пути. Нас ждало еще 200 ступеней вверх по внутреннему каркасу башни на самую-самую вершину, мимо гигантского неподвижного колокола, мимо окон, в которые врывается завывающий ледяной ветер, ввысь от теряющихся во тьме куполообразных потолков базилики.

...И тут я поняла, что мне пора бегать. 400 ступеней, легкие наружу, сердце молотит в ушах, а воздух стал густым, как кисель, и с трудом втягивается в грудную клетку. Еще 5-7 железных ступенек на смотровую площадку и “привет, бескрайний горизонт, свинцовые небеса, зеленые дали, красные черепичные крыши домов, далекие гиганты-ветряки и чужой-чужой мир!” И, пока я пытаюсь собрать в кучу расползающиеся органы и вернуть дыхание в тело, мои уже во всю фотаются и восторгаются высотой. Ярик радуется, я дышу, Паша в фотоаппарате — все при деле.



А вот и башня ратуши - самый популярный участник всех наших фотографий (вы ее уже видели)!



Ветряки в сильном приближении и низкое отяжелевшее осеннее небо


Не знаю кто родил идею “подняться сюда еще раз”, но я даже поддержала. В целях физ-тренировки, разумеется. Однако, подняться еще раз у нас не хватило времени.




Мы пробыли в Гданське 3 дня + копейки прилетного и отлетного дней. Нам на многое не хватило времени, но в принципе, для путешествия с ребенком, этого вполне достаточно. Пусть лучше останется легкий “голод”, чем мы пресытимся и будем с радостью уезжать домой. Хотя, как по мне, домой ехать всегда радостно.

А продолжение уже здесь


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments