oxymona (oxymona) wrote,
oxymona
oxymona

Category:

Из невошедшего...

По запросам трудящихся, которым не хоцца лазить по свалке под названием ФБ, я перекидываю сюда все посты, которые претендуют... ну, на что-то они там таки претендуют. Чтобы было легче искать тем, кто любит почитать какую-то фигню или перечитать какую-то фигню моего личного производства и не хочет искать ее в ФБ. Наслаждайтесь.


Мой мозг - тот еще проказник. Юмор у него своеобразный и иногда ядовитый, аутоироничный. Иными словами, он ржет сам над собой. То есть, надо мной, гад.


Особенно он любит троллить меня во сне. Сны он навевает такие, что хоть в 7D кино не ходи, да еще и с участием меня в главной роли!..

И тут уж, как пожелаешь: и летать можно, и плавать (я не умею), или магичить, и взглядом испепелять, быть избранной или мутанткой (или вообще - о ужас! - мужиком), отращивать крылья или щупальца, хвост как у русалки или попу как у бегемота...


Но он [мозг], зараза, тот еще трололо в отношении самых эпических или важных моментов во сне.
Как в той Матрице, когда новообращенный красной таблеточкой Нео концентрируется на прыжке с крышы на крышу и в самый ответственный момент летит вниз, так и у меня вечный провал.


Вот если я шла по сожженному монстрами городу, направо и налево паля файерболами и с одного полувзгляда убивая всякую нечисть, то при встрече с боссом, я буду пыжиться и единственное, что из меня родится — это... выпученный взгляд, у которого явно иссяк весь запал.


Если я плавала, как рыба, наслаждаясь легкостью и скоростью, то когда за мной погонится какое-нить монстрилло зубастое, я обязательно пузом сяду на мель.


Если я с легкостью распахивала крылья и возносилась в небо, взбивала облака до “устойчивых пиков”, заигрывала с ветром, дергала ивы за косицы, набирала в пригоршню воды и разбрызгивала ее в небе, создавая радуги, то когда возникнет необходимость показать эти удивительные скиллы кому-то из очень важных по сюжету людей (или нелюдей), я не то, что не взлечу — подо мной разверзнется пропасть и я болезненно приложусь копчиком об каменный пол стр-рашного подземелья.


Есть еще такой вид сна, где я возвращаюсь в город своего детства. Иду в свою школу, общаюсь с учителями, которые там уже не работают, иду именно к тем, кто оставил след в моей жизни, кто вплел в нее свою нить.


Иду на улицу, обхожу здание, по сотню раз хоженным ступеням поднимаюсь к заветной двери на пружине и наверх — в раздевалку. Я так хорошо школу не помню, как помню помещения, в которых жил и творил наш танцевальный коллектив.

В раздевалке я натягиваю свой черный леотард, балетки, стягиваю волосы в тяжелый пучок на затылке и иду в танц зал. Там все по-старому, зеркала на стенах, скамейка, пианино и стол с магнитофоном. В раскрытые окна врывается ветер, парусами надувая невесомые кружевные тюли и косые солнечные лучи подталкивают их, как китайские фонарики, в воздух.


Я отхожу к станкам и “греюсь”. Во снах я часто не могу сделать ни одного пируэта или фуэте. А это, как кататься на велосипеде, не забывается. Если меня попросить, я и сейчас могу встать в нужную позицию и крутануть. Но во сне меня заваливает, мне отчаянно не хватает импульса, меня ведет в сторону и валит на бок.


Но в этом сне я разогреваюсь, разминаюсь и прекрасно выполняю все положенные па. Даже двойные тур на купе идут как по маслу. Да что там! Я даже шпагат могу!..
А в танц зал заходят дети — новые поколения, талантливые, но еще зеленые, как я в своем далеком детстве. Они тоже разгореваются, растягиваются, начинают привычную тренировку вращений.


На своем привычном месте сидит одна из моих самый значимых учителей в жизни — Хореограф. Она только подчеркнуто кивнула мне, приветствуя, но не прерывая моего разгорева. Теперь только улыбается мудрой снисходительной улыбкой, глядя на меня и на своих новых девочек и видит, видит мою спесь и гордыню через мое ничего не выражающее приветливое сценическое лицо.

...и я думаю: ща! Я покажу почем в музее семечки! Ща я выйду: начну с арабеска — идеального, безукоризненного! Затем, сделаю пару тур на купе по полукругу, выйду через шене на центр и врежу такого пируэта с фуэте, что у них в глазах потемнеет!

...а Хореограф улыбается и мне кажется, что я снова ребенок и все-то она видит и понимает, о чем я и себе признаться не могу. Хореограф моей жизни...


Но нет! Я уже давно со своим телом на ты! У нас с ним сто лет не было осечек, оно знает чего я хочу и делает все ровно так, как мне и нужно! Мы уже с ним столько гастролей прошли, мы с ним уже не те зеленые малявки, у которых падебаск не выходил-невытанцовывался! Ща я вжарю и всем покажу на что способна даже в свои... гм...


Я выхожу... тело настраивается на элегантнейший арабеск...


Знаете что такое арабеск? Представьте себе гимнастическое упражнение “ласточка”...

А теперь забудьте.

Арабеск — это когда стоишь на одной ноге, вторую задрав под определенным градусом к потолку. Одну руку отравляешь вперед и вверх, вторую — назад к ноге. Всьо. Грубо говоря. Поза готова!

Выхожу я на середину зала... я максимально собрана и сконцентрирована... на меня устремлены все глаза: светящиеся уважением глазки новых девочек и мудрые с хитрым прищуром глаза Хореографа...

Настал мой час!
Я покажу как можно порхать по сцене, не стуча пуантами!..
Я же охренительна!
Я же кочевала из соло в соло и когда-то даже была лицом коллектива!
Да я звездень мирового масштаба!..
...и, задрав руки и ноги, как полоумная мартышка, начинаю скакать по танцзалу с экспрессией чихуашки и грацией жирафа, недоумевая о том, чего это я такая неуклюжая! Где мои изящные арабески?! Где мои профессиональные тур на купе?! Где крышесносный пируэт и эпические фуэтэ?!


Спасибо, мозг, ты умеешь поржать надо мной! Потому что, просыпаясь, я ржу сама над собой. Столько пафоса нагоняла я вокруг себя и в результате такой облом! Хоть бы раз мой мозг дал мне выпендриться! Так нет же, нам нравятся эти внезапные обломные моменты! Подозреваю, что в кинематографе подобная фигня даже имеет свое название. А у меня кинематограф вообще свой. Однобокий, правда, и слишком ироничный. Видимо, чтобы нос сильно не задирала.


Да, многие товарищи интернет-психологи могут углядеть здесь массу диагнозов, неуверенность в себе и эффект Даннинга-Крюгера. А я отвечу так: шо моє — то моє, я с этим уже давно живу и вполне могу и арабеск забабахать, и... ладно, в реальной жизни летать, кастовать и плавать мне не дано. Зато некоторые утверждают, что временами у меня бывает довольно тяжелый взгляд. Чем не испепелялка?


Картинку единственного сохранившегося в моем архиве “арабеска” я привяжу в комменты, чтобы не получилось текста к картинке. Ведь текст не об этом. Но здесь все на лицо: и зелень, и согнутое коленко, и втянутая черепашья шея, и лапки как крылья у самолета. Ни тебе грации, ни тебе элегантности. Почти как во сне

Это фото сделано дома, не в танцзале. Поэтому на фоне аж 2 телека и целый самодельный спектрум.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments